Cтихи поэтов. Стихи современных поэтов.

Направление творчества - социальная "чернуха". Обидчивым, эстетам, снобам и новоиспеченным "патриотам" - НЕ ПОНРАВИТСЯ!

 

Ряд бетонных столбов, пулеметы, колючка,
Белокрылый конвой справно вахту несет.
Время черной смолой утекает тянуче
И секунда, как час, и минута, как год.


Демиург, развалившись вальяжно на троне,
Полусомкнутых глаз сонный взгляд устремил
На Эдем, где влачат бытие миллионы
Несуразных лишенцев, бедняг и терпил.


 

Не великий потоп, не вторженье извне -
Словно тучи, безмолвно нависли
Две недели запоя в Великой Стране...
Ну, веселья и отдыха, в смысле!
 
Под знакомый пи...ж у Кремлевской стены
Пузырится шипучка в бокалах,
Гости вялы, угрюмы и напряжены:
"Хули ждем?! Начинаем помалу?..."
 
Наконец, позади лицемерная часть,
Ковырянье в носах и салатах:
"Что шампунь?! От него только с...ть да рыгать!
Наш любимый продукт доставайте!"
 
По накатанной дальше застолье идет:
Тосты с каждым стаканом короче,
"Ты меня ...", мордобой, за догоном поход -
Вот отличия праздничной ночи.
 
Песни Лепса с Сердючкой - из слов винегрет -
В исполнении пьяных соседей,
Канонады петард, с голой ж...й балет -
Масса добрых культурных наследий.
 
Начинает светать - семь утра на часах...
После танцев и кровопролитий
Под столом, на толчке, прочих странных местах
Засыпает народ-победитель.
 
Мировой отходняк... Поднимая башку
Из заветренных за ночь объедков,
Словно зомби, бредут не спеша, по шажку
Скреп духовных больные адепты.
 
Из-под крана вода, огуречный рассол -
Медицина ошибок не знает!
Тошнота - не беда, а похмелье - не волк,
Как здоровье поправить - не тайна.
 
И по-новой, глядишь, закипит пир горой -
Раз за разом сценарий стабилен.
Нам не страшен тотальный пи...ц мировой -
Новогоднюю ночь пережили!
 
Но одним всех делов - лишь стаканом махать,
А другим - суматохи без меры:
Начинают азартно помойки шмонать
Вездесущие пенсионеры.
 
Ждет богатый улов - сотни банок пивных,
Ништяков гекатомбы пахучих...
Эх! Побольше бы праздничных дней выходных -
Жили б барами, если не лучше!
 
Но всего десять дней, россияне, увы,
Нам безбожно отпущено квасить
По иронии злобной горбатой судьбы
Чародеями аспидской власти!
 
Так отбросим сомнения, мысли, мольбы
И потратим все деньги на водку:
Там еще рождество - веский повод залить
Православных бездонные глотки!
 
Змий зеленый силен, с ним жестоки бои,
Но не станем щемиться ссыкливо!
С НОВЫМ ГОДОМ СВИНЬИ, ДОРОГИЕ МОИ!!!
Пусть гордится кармический символ!
 
P.S. Все хочу написать президенту письмо,
Дескать, что десять дней?! Курам на смех!
Чтоб понять в полной мере державную мощь,
Пусть продлит выходные до майских!

 

Бедный богатому - враг,
Сытый голодному - Бог,
Лезет на гору дурак:
Глупость - помеха для ног,
 
Мрак не смущает слепца,
Песня глухому не в масть,
Танец - отрада скопца,
Люба невольнику власть,
 
Гусь не товарищ свинье,
Счастлива в стойле овца,
Роются черви в гнилье,
Пятятся раки назад.
 
В тесном маршрутном такси
Место свободно одно...
Втиснуться? Нет уж, мерси -
Следом свободных полно.
 
Я никуда не спешу.
Ехать, как сплющенный шпрот
В масле из сумок и шуб?...
Но из салона орет
 
Кто-то нетрезвым баском:
"Не кочевряжься, садись -
Из-за тебя одного
Тянет резину таксист!
 
Ноги кондрашкой свело?!
Что замолчал-то?! Ответь!
Или тебе западло
С нами, людями, сидеть?!"
 
Косо с усмешкой смотрю:
Треники, пиво... Classic!
Где их, болезных, куют?...
Ладно, чего там... Привык!
 
Смех да и только! Разок
В зеркало брось мутный взгляд:
Уж не себя ли, дружок,
Ты "человеком" назвал?!
 
Я бы с людьми завсегда...
Только не вижу людей!
Ссориться что за нужда?
Лучше "девятку" допей,
 
Хрюкни блаженно потом,
Синькой нутро ублажив...
Видишь - в набитый фургон
Лезет еще пассажир.
 
В прессе халявной прочел,
Что у метро раздают,
Речь Солнцеликого: мол,
Верен Отчизны маршрут.
 
Просто трудами врагов
Резко бюджет обмелел -
Вот и растут оттого
Цены на воду и хлеб.
 
Помощь потребна стране:
Каждый алтын на счету!
Так что сносите скорей
Жалкие крохи в казну,
 
Чтобы двуглавый орел
Крылья расправил опять...
Много напраслины плел -
Я задолбался читать!
 
Не разоряйся, родной -
Логика в целом ясна.
Я за страну-то горой...
Только вот ты - не страна!
 
В этих краях мужики,
Вечно цепями звеня,
Прорву зарыли таких -
Переживут и тебя!
 
Лесть затмевает глаза?
Думаешь, умный такой?
Всяким мудреным пазам
Штырь находился с резьбой!
 
Да, трудновато сейчас
Под воровскою пятой...
Но не волнуйся за нас:
Сдохнешь - не вспомнит никто!
 
Наглый, пузатый, рябой
В серой хламиде жандарм
Гонит старуху с клюкой -
Ту, что убогий свой скарб
 
Тщится продать за гроши
В утренней хмурой толпе:
"Вынули мозг торгаши,
Нюх растеряли совсем!
 
Ну-ка давай, не скули!
Мало ли - нечего жрать!
Это - проблемы твои!
Надо закон соблюдать!"
 
С ним не поспоришь... Барбос
В правде своей убежден.
Только имею вопрос:
Ты что ли, падаль, закон?!
 
Ладно, куражься пока
Властью, врученной тебе...
Помни: расплата близка
И на фонарном столбе
 
Первым окажется тот,
Кто в злобном чванстве своем
Робкий покорный народ
Грязным пинал сапогом!
 
Менеджер Светлых Небес
При бороде и с крестом,
Бросив у паперти "мерс"
Звонко вещает о том,
 
Что недовольство и злость
Бесы на Землю несут.
Дескать, терпел же Христос -
Значит, и вам не за труд!
 
Нужно смириться, молчать,
Гордость за пояс заткнуть:
Темень, нужда и печаль -
Верный к спасению путь!
 
Этим тернистым путем
Каясь, ища благодать,
Я бы пошел за Христом...
А за тобой - никогда!
 
Прямо воротит с души:
Бла-бла-бла-бла-бла-бла-бла...
Лучше, дружище, скажи:
"Мерс" тебе Яхве послал?!
 
Вспомни жестокий урок
Лет тому сотню назад...
А колокольни с тех пор
Так же сурово стоят!
 
"Люди", "законы", "страна",
"Совесть", "спасенье", "мораль" -
Все превратилось в эрзац,
Квази, подделку и фальшь!
 
Слов лицемерная сеть
Ловит наивных зевак.
Из настоящего - смерть...
Правда, и это - не факт!

 

Словно в бок кулаком, беспощадное что-то толкнуло...
Открываешь глаза, а вокруг ничего - темнота,
Лишь часы на стене монотонно мигают понуро -
На табло пять: пять-пять и еще пять минут до звонка.
 
Можно встать и пораньше: неспешно достать сигареты,
Искурить две подряд (а, возможно, удастся и три)
Или попросту кофе хлебнуть, побыстрее одеться
И идти в пустоту покорять городской лабиринт...
 
Но зачем? - Озадачит реальность нелегким вопросом -
Для чего и кому эти времени жертвы нужны?
Торопиться не стоит под будней стальные колеса -
Сохрани для себя эти триста секунд тишины!
 
Шевелиться невмочь - крышкой гроба лежит одеяло,
Можно лишь наблюдать Бездну в мягком мерцании цифр:
Вот еще раз мигнули - четыре минуты осталось
До того, как динамик завоет надрывный мотив.
 
Отвертеться не выйдет - подъем, сигареты и кофе,
Ключ в замке повернуть - и вперед, во враждебную стынь,
Где тропу обозначит сквозь сумрак сияние злое -
То ли свет фонаря, то ли яркая в небе Полынь...
 
Словно лавы потоки, горят под ногой тротуары,
Громче плеер ори, чтоб не слышать гуденья толпы!
Панорамный обзор в ожидании в спину удара,
На радаре враги, а в лицо - ядовитая пыль.
 
В этом ритме безумном, нелепой и злой свистопляске
Проигравших не будет - знаком эстафеты исход,
Где на финише каждый получит земельный участок
Или глиняный кубок с крестом - как кому повезет.
 
Впрочем, нам ли - героям - бояться участков и кубков?
Ни желаний, ни целей, ни чувств: лишь движение - жизнь,
Каждым вздохом и шагом вращая ножи мясорубки,
Превращающей в фарш оковалки погибшей души.
 
День за днем совершая десятки бессмысленных действий,
На ненужный вопрос получая размытый ответ
От бессчетных Иуд, что толкают сомнительный сервис
Идиотам, готовым платить за прогорклый пакет
 
Несуразных услуг в обрамлении лживых улыбок,
Пожеланий успехов сквозь зубы, сквозь "... твою мать"
И вперед на сто лет глупых планов. Не надо! Спасибо!
Если с ж...й красивой не жил - не хрен и начинать!
 
Нужно существовать без сомнений - ползком и наощупь
Под давлением плевел и правил, засыпавших склеп,
Осознать, что мертвец - дальше будет значительно проще
Грызть гранит бытия и батурить рутины прицеп.
 
Всплески веры, надежды, любви, неуместных эмоций -
Пытка Раем для тех, кто родился и вырос в Аду:
Тот блажен, кто дышать не привык - точно не задохнется,
Лишь холодным на свет появившись не сгинешь во льду!
 
Лжива притча и громкий триумф, очевидно, за теми,
Кто легко, без борьбы утонул в чугунке с молоком!
Что отдал? Тэ эн "жизнь"?! Господа, разве это потеря?!
Все там будем в конце-то концов при раскладе любом.
 
Разобраться - и сразу предельно становится ясно,
Что того, кто барахтался, ждет лишь болотная вонь.
А в трясине средь мха и пиявок - зачем ему масло?
Разве только плеснуть в персональной Геены огонь...
 
Бесполезны труды в равнодушном вращеньи Сансары:
Бег на месте - процесс результат заменяет собой...
Кто-то с белыми крыльями... Ангелы? Нет, санитары...
Вой сирены, носилки... Ну, слава Аллаху - отбой!
 
Только сон ненадолго разгрузит затекшие плечи,
Да и тот - если темный, без разных дурацких картин.
Пять минут до звонка продлевают блаженную Вечность,
Раскрывая секреты таинственных зыбких глубин.
 
А секунды текут, словно кровь из порезанной вены,
Разъедая плаценты ночной животворную слизь,
Придавая святой Темноте мутно-серый оттенок...
Пять: пять-девять... Мгновение, милое, остановись!

 

Грязный бетон коробок
Площадь в объятьях топит,
Лезет толпа в автобус
Под непотребный ропот,
 
Сыплет пыль ледяная,
Ветер гудит свирепо
И равнодушно взирает
Вниз свинцовое небо...
 
Вдруг разомкнулись тучи
Яркою рваной раной:
Тонкий нахальный лучик
Прыгнул живой, нежданный!
 
Лучик толпа не видит -
Лишь затылки и спины -
Камни живой пирамиды
В брюхе большой машины,
 
Место занять стремятся
К мутным окнам поближе,
Сумки, пакеты, ранцы
Бьют по плечам, лодыжкам...
 
Вдруг в сопенье и ругань,
Мерный мотора рокот,
Вкрадчивый шепот вьюги,
Полон мольбы и упрека,
 
Крик врывается звонкий,
Дикий, опасный, страстный:
"Эй! Поглядите! Солнце!
Скоро оно погаснет!"
 
"Нету печали... Что там?!" -
Зашевелились камни -
"Вот еще взяли моду:
Чтобы привлечь вниманье,
 
В голос орать, что мочи
Так, что заложит уши!
Сам, вероятно, хочет
Угол занять получше..."
 
Видят - седая старуха
В небо руками машет,
Щурится близоруко:
"Слушайте щебет пташек,
 
Свежий глотайте воздух,
Запах живых растений,
Взор обратите к звездам -
Все без следа исчезнет!
 
Имя мое - Кассандра.
Страшным каким-то чудом
Я заглянула в Завтра:
В Будущем - только люди!
 
В сталь Земля обрядится:
Нет ни морей, ни суши.
Звери, букашки, птицы
Вымрут! Толпа, послушай!
 
Станет гремучей взвесью
Пепла, бетонной пыли
Воздух - он загустеет,
Скрыв навсегда Светило!
 
Мрак, духота, мученья
Проклятой протоплазмы
В гибельных излученьях,
В ядовитых миазмах!
 
В грозной за место драке -
Мир ведь не из резины -
Словно в кастрюле раки,
По головам и спинам
 
Распространяя мерзость,
Выпадая в осадок,
Люди повыше лезут
К пыли, лучам и смраду.
 
Если размяк, не сдюжил,
Слаб оказался фраер -
Рядом ползущие тут же
Жадно его сжирают!
 
В вечном сомкнутся клинче
Ваших потомков сонмы...
Так наслаждайтесь Нынче -
Будет потом, что вспомнить!"
 
Что пассажирам речи
Старой крикливой дуры?
Мир их стабильно вечен,
Окон же амбразуры
 
Все сомнения скроют,
Стены приглушат звуки...
Двое в мышиной форме
Взяли каргу под руки
 
И повели на нары
В околотка утробу...
Людям не до Кассандры -
Им важнее автобус!

Старайся делать добрые дела
В эпоху всеобъемлющего зла
Без объективных видимых причин,
Как ни смешно и пафосно звучит!
 
Неактуальны речи Шапокляк -
Одним благим поступком может всяк
Создать себе надолго мощный хайп:
Добро в цене - неоспоримый факт!
 
О добряке без устали трындят
Пчелиным гулким роем все подряд:
Соцсети, пресса - каждый бабабол,
Кто на секунду речи дар обрел.
 
И, вроде, он уже не хрен с горы,
Что выполз из хрущевки-конуры,
Не чмо, не лох позорный, а герой
И бабы виснут на него гурьбой.
 
Старайся делать добрые дела,
Чтоб самость крепла, ширилась, росла,
Чтоб в монотонных буднях день за днем
Себя не ощущать внутри говном.
 
Сливать в парашу душу не спеши!
Приходится работать за гроши?
Ушла жена, а сын плюется вслед?
Как бомж вокзальный в рубище одет?
 
Единственным спасением - петля?
Кругом ублюдки? Не грусти, земляк -
Есть способ укрепить упавший дух:
Переводи через шоссе старух,
 
Копейки инвалидам подавай
И место девкам с пузом уступай
В трамвае переполненном - глядишь,
Повысится твой внутренний престиж.
 
Ребенок тоже плачущий неплох -
Но не рычи: "Чтоб, ты, козлина, сдох!",
А растяни улыбку во всю ширь,
Достал конфету: "На, малыш, держи!"
 
И мысль родится на исходе дня:
"Нет, нет! Я - Человек, а не херня!"
А перед сном, фантазию включив,
Собою восхищаясь, подрочи!
 
Твори добро - не бойся перебрать -
И каждый случай заноси в тетрадь:
Топтать нам всем, увы, недолго твердь:
И глазом не моргнешь - уже мертвец.
 
Пока родня баян на части рвет,
Тебе у райских сказочных ворот
Апостол Петр учинит допрос:
"Какой багаж, дружок, по жизни нес?"
 
Но не успеет он вопрос изречь,
Как ты движеньем гордым сбросишь с плеч
Такой баул из разных добрых дел,
Чтоб вопрошавший просто охренел!
 
"Гроши кидал, старух переводил,
Сопливым тварям покупал пломбир...
Так так... И даже место уступал?!
Ну что ж - в Раю достоин уголка!"
 
Наградой за труды тебе в веках
Прописка возле Бога в облаках -
Ведь ты в тщеславном бытие своем
Мир наполнял пусть шкурным, но добром!

 

Яркими огнями светится планета,
Словно на базаре чудо-карусель:
Лошади, машинки, танки и ракеты
Движутся по кругу под хмельную трель.

Души обреченных требуют веселья,
Что замаскирует беспросветный мрак
Оборотов быстрых адской карусели -
На аттракционе круглый год аншлаг.

Тянутся соплями муторные будни:
Утром на работу, вечером домой,
Час за часом тошно, год за годом трудно
И рассвет встречает болью головной,

Голосят безумно мерзкие кликуши,
Лезут инородцы и в окно, и в дверь,
Новости привычно льют помои в уши -
Кланяйся, покорствуй, лги и лицемерь!

Жрут от пуза сверху, хрен доели снизу -
Чертово болото - белый свет не мил!
Пересчет копеек, сплетни, телевизор -
Скудные забавы маленьких терпил...

В целом-то, конечно, жить не так и плохо:
Жопа не снаружи, спим не под дождем,
Ветром не шатает, с голоду не дохнем,
На бухло хватает - ничего, живем...

Пламенные речи, выборы, парады -
Старые забавы новым дуракам:
Месится колода шлюх и казнокрадов,
К липким миллиарды тянутся рукам,

Шепчет, озираясь: "Задолбали, твари!"
Кухонный сторонник радикальных мер -
Ждет, когда вернется из могилы Сталин
И паскуд насадит на граненый хер.

Иногда случится - кадр интересный
Красит яркой точкой серый небосвод...
Думаешь, что это - гордый буревестник,
Подлетит поближе - дятел и удод!

По избитой схеме труппа лжепророка
Для овец безмозглых повторит спектакль:
"Шестерик" добавит к отбытому сроку
Так, что в общей сумме выйдет "четвертак".

Но в жестоком духе вековых традиций
Карусель очертит идеальный круг -
Вспомнятся уроки, снова повторится
Вызванный больными нервами конструкт:

Оттолкнув идею в безнадеге спиться
Средь таких же постных и унылых рыл,
Очник Политеха Гоша Гриневицкий
Сахара с селитрой по мешку купил...

Всю свою зарплату на бетон потратив,
Выслушав супруги междометий шквал,
Где-то на Урале инженер Ипатьев
Принялся на даче расширять подвал...

Ялтинская пристань, шумные торговки...
Отпуск коротая, в маленьком кафе
Встретились случайно Войков и Юровский -
Остроумной Тихе пламенный привет...

Только единицы, что в неволе сохнут,
Волей и отвагой изменяют мир,
Каждый стоит больше, чем немые сотни
Тех, кто затаился в сумерках квартир,

Тех, кто конформизмом тухлый ливер тешит,
Сам себя скотиной вьючной воспитал -
С дураков, понятно, спрос всегда поменьше:
"Не видал, не в курсе, слыхом не слыхал!"

"Верных идеалам" полчища роятся,
Упуская вечной алефсии соль:
Если ты лоялен к вору и мерзавцу,
Так и сам мерзавец! Даже и не спорь!

Проще и приятней под рожок пастуший
Ковылять по кем-то выбранной стезе...
Но один найдется, поперек шагнувший -
В новый круг запустит чудо-карусель!

Стихи О любви 05.06.2018 г.

Автор поэт: Павел Карачин

Павел Карачин

 

На пепелище егозить вприсядку,
Водить вокруг погоста хоровод -
В условиях стабильного порядка
Диктует время новых истин свод:


А в нем Любовь - краеугольный камень,
Фундамент всех аспектов бытия,
Маяк во тьме, трепещущее знамя,
Стилет, вонзенный в грудь по рукоять.


КВАРТЕТ II. НАЗНАЧЕНИЕ.



По мотивам басни И.А. Крылова



Проказница Мартышка,
Осел, Козел и косолапый Мишка -
Известные в лесу болваны -
В кружок собрались на поляне


 

Не счесть, друзья, капризов
У матушки-природы:
Причудливы эскизы,
Забавны жизни формы,

Созданий разномастных
Одно объединяет:
По-своему несчастны,
Им вечно не хватает

Еды, воды, пространства,
Тепла, самцов и самок,
Кругом царит опасность,
Кругом сплошная драма:

Однажды майским утром
На камне перегретом
Присев, Пчела и Муха
Затеяли беседу:

"Приветствую, подруга!
Давненько не видались!
Как жизнь? Что в мире?" "Туго!
Совсем изголодалась...

Вот раньше время было -
Полям не видно края -
Пчела сказала с пылом -
В нектаре утопали,

Цветы росли такие...
Словами не опишешь!
Огромные, литые -
Служили пчелам пищей...

Они теперь, товарка,
Лишь в памяти остались -
Последнюю лужайку Асфальтом закатали.

Бесхлебье жмет на плечи -
Пыльцы с огнем не сыщешь...
Тебе, поди, полегче -
Кругом одно говнище!"

А Муха: "Эх, голуба!
Ты оглядись, родная:
Течет дерьмо по трубам,
Наверх не попадает!

Ты по полям тоскуешь?
Я тоже! Нет, серьезно -
Совсем исчезли кучи
Пахучего навоза.

Да что навоз! Бесчинство
Творится в этом мире:
Вчистую упразднили Дощатые сортиры -

Коттеджи да высотки,
А в них горшок белесый
Дерьмо смывает в стоки,
А я осталась с носом!

Собак - и тех не стало...
Теперь, защиты ради,
Стоят замки из стали -
Они, увы, не гадят...

Не свидится в кошмаре:
Объедки по пакетам!
Боюсь, таким макаром
Не протянуть мне лето...

О чистоплюйства толщу
Я бьюсь - не дать бы дуба!
Тебе, Пчела, попроще -
Есть хоть какие клумбы."

Вздохнули бедолаги,
Минуту помолчали:
У всех свои напряги,
У всех свои печали -

Экзамены на стойкость.
А муха вновь сердито:
"Да разве дело только
В помета дефиците?!

Перетерпели б голод -
Не хлебом же единым...
Но ведь любая сволочь Сочтет необходимым,

Едва меня увидев,
Шарахнуть мухобойкой!
За что они в обиде?!
Что я живу в помойке?!

За вид свой неопрятный Нас гибнут миллионы...
Я разве виновата,
Что родилась зеленой?!

Единственной причиной
Резни и душегубства -
Что нет на мне пчелиной
Красивой желтой шубы?!"

"Ты шубе не завидуй!
Отдам тебе на смену -
Мы за свою хламиду
Тройную платим цену!

О времена, о нравы -
Спасет одна могила!
Вас бьют зазря и травят,
А нас поработили:

Нас посадили люди
В фанерный грубый ящик -
О гордости забудет
Любой, туда входящий.

С рассвета до заката
В погоне за нектаром
Рой батраков крылатых
Снует. Да только даром!

И правдой, и неправдой
Накопишь в улье меда -
Финал обычный гадок:
Упырь рыжебородый

Приходит с мелкой сеткой
На красной наглой роже,
Окурит дымом едким
Так, что дышать не можем,

Рой вылетит из улья,
Унижен и подавлен,
Ругая участь злую -
Глядь: меду нет ни капли!

Ужалить кровососа И защитить обитель?
Так пчелы-то не осы -
Для нас укус - погибель.

И остается охать,
Кляня судьбу-злодейку...
Паскудная эпоха!
Ну ладно, полетели?..."

Здесь вывод очевиден:
Для каждой твари божьей
По-своему обиден Порядок, что заложен

В Идее Мирозданья,
Вселенской Мертвой Хватке:
Пчела, нектар алкая,
Окажется на свалке,

Где, как в стогу иголку,
Цветок найти непросто
И будет видеть только
Гнилье и нечистоты,

А Муха обреченно
Цветущий палисадник,
Ища бурды съедобной,
Годами облетает.

Беснуются и ропщут
В негодованья спазме...
Чего, казалось, проще
Их поменять местами?

И стало б всем с лихвою
И флоры, и фекалий...
Но из таких условий Нас вечность, как прогнали.


<< Первая < Предыдущая 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 Следующая > Последняя >>