Обо мне

Общая информация

Пол
Мужчина
Дата рождения
27/12/1977
Обо мне
Родился и проживаю в Москве. Образование высшее. Знак зодиака - Козерог, по китайскому гороскопу - Змея. Психология - интроверт. Любимый поэт - Летов. Любимая книга - "Сто лет одиночества" Г.Г. Маркеса. Участник проектов "Гараж", "SMERZH" (1994 - 1998 гг.)
пишу стихи с
13 лет

Контактная информация

Город
Москва
Страна
Российская Федерация

Образование

Учебное заведение
МГУИЭ
Год окончания
1999

Друзья-поэты

  • Пока еще нет друзей
Павел Карачин
Павел Карачин
  • Регистрация
  • 16.04.2016 17:32
  • Последний вход
  • вчера
  • Просмотры
  • 754 просмотров
  • Павел Карачин создал(а) стихи в дневнике Квартет II. Назначен...

    КВАРТЕТ II. НАЗНАЧЕНИЕ.



    По мотивам басни И.А. Крылова



    Проказница Мартышка,
    Осел, Козел и косолапый Мишка -
    Известные в лесу болваны -
    В кружок собрались на поляне



    Не просто так, не на пикник -
    Явиться приказал Лесник,
    Чтоб каждому назначить должность.
    Волнуется зверье до дрожи -



    И как не станешь волноваться:
    Годов тому уже лет двадцать
    Лесник железною рукой
    Порядок здесь наводит свой.



    Хоть с виду лыс он и плюгав,
    Законы древние поправ,
    Себя пожизненно назначил
    Владыкой дикой мрачной чащи.



    Бесцеремонно и умело
    К ногтю прижал ежей и белок,
    А тех зверей, кто покрупней,
    Нарек элитою своей.



    Он учит журавлей летать
    И может злато отыскать
    На дне любой лесной речушки -
    В восторге птицы и зверушки



    От силы, ловкости, ума -
    Несут в сторожки закрома
    Вприпрыжку всяческую снедь:
    Служить Ему - большая честь!



    Предстал лесник перед квартетом:
    "На срок ближайшей пятилетки
    Я снова утвержден Главой
    Для вашей братии лесной..."



    "Как неожиданно! Смотри-ка!
    Сюрприз и только! Но, Владыка,
    Чей голос тверд и зорок глаз,
    Чего ты требуешь от нас?"



    "Правительство необходимо
    Отчизне, горячо любимой.
    Вы, как истеблишмента цвет,
    В его войдете кабинет...



    В глазах Осла я вижу искру -
    Так быть ему премьер-министром!"
    Осел: "Иа-иа... Угу!
    Премьером - это я могу!



    Как раз по мне работа эта -
    Начальствовать над кабинетом!
    Я тут смартфон последней марки
    Купил... Хорош - красивый, яркий!



    Не веришь? Показать? Изволь!
    Я с ним, как аглицкий король!
    Пускай трепещет зверь убогий
    От современных технологий!"



    "Да ясно, ясно - не ори
    И телефон свой убери.
    Ты не особо разоряйся -
    В народных мнений резонансе



    Ослом ты был - ослом помрешь,
    Хоть все смартфоны соберешь!
    Я место важное доверил
    Тебе опять... В какой-то мере,



    Прошу учесть, иду на риск...
    Ну ладно, ладно - что ты скис?
    Где не дойдешь своим умишком,
    Тебе поможет... Вон, Мартышка!



    Готов указ - подай конверт -
    Она теперь вице-премьер:
    Следить обязана железно
    Чтобы новаторство не лезло



    В твою ослиную башку!"
    Мартышка: "Я уж прослежу,
    Избавлю от ненужных мыслей!
    Благодарю! Служу Отчизне!"



    "Теперь Козел... С тобой вопрос
    Решал я долго и всерьез...
    Ты будешь главным по финансам -
    Распределять лесную кассу."



    Козел проблеял: "Ты в уме-э-э ли?
    Я и считать-то не уме-э-эю!
    Ме-э-эня раздавит, как арбуз,
    Такой ответственности груз!"



    "А здесь не шибко тяжек труд:
    Ты все, что звери принесут,
    Немедля волоки в сторожку...
    Ну, можешь отщипнуть немножко.



    Потом придумай на год смету,
    Чтоб каждой твари из бюджета
    Достались лишь кора да мох -
    Чтоб только с голоду не сдох.



    В моей мелькнуло голове:
    Тебе - Козлу - сам Бог велел
    Рулить в Минфине! Объясняю:
    Диктует логика простая



    И всемогущая природа -
    Ведь с точки зрения народа,
    Любой, сидящий в кресле том,
    В итоге выглядит козлом!"



    Козел: "Тепе-э-эрь понятно, вроде...
    Но я о том же - о народе:
    Ведь там - Мартышка, поддержи -
    Не только белки да ежи,



    Но росомахи, лисы, волки...
    Пойдут в народе кривотолки,
    Что я - моше-э-энник, вор и плут -
    С рогами вместе и сожрут!"



    "Какой ты робкий! Действуй смело -
    С волками решена проблема:
    За право лапой влезть в бюджет
    Признали мой авторитет,



    Грызут и воют по приказу,
    Готовы заживо размазать
    Того, кто недоволен вдруг,
    Патриотично близорук



    И чтить не в состояньи слепо
    Мои традиции и скрепы.
    Все росомахи - куркули
    Давным-давно в тайгу ушли:



    Там, дескать, воля и комфорт,
    Просторней норы, слаще корм...
    А лисы - пятая колонна,
    Мы их объявим вне закона:



    Мол, баламутят воду зря,
    Плетя интриги на тебя,
    Хотя свою лишь шкуру ценят.
    Да их всего-то два процента!"



    Козел: "Поднять уме-э-ешь дух!
    Тебя, Лесник, не подведу!
    Чтоб доказать на де-э-эле это,
    Я тут уже прикинул сме-э-эту:



    Доходы жалкие, коне-э-эчно -
    Народ ленив... Гораздо ме-э-эньше
    Несут и ягод, и грибов!
    Пора наслать на них волков,



    Чтоб разъяснили раздолбаям,
    Что нынче джунглям помогаем -
    Не обойтись стране-э-э без них:
    Работать надо за троих,



    Днем, ночью, при любой погоде -
    Там еще тундра на подходе
    И ждет гуманитарный же-э-эст:
    Сосе-э-эдям дар - большая че-э-эсть



    И поддержание престижа!
    Тут гре-э-эх отлынивать, сквалыжить!
    Пусть по сусе-э-экам поскребут:
    Пожрут в Раю, поспят в гробу!"



    "Толково сказано, Козлина!
    По смете видно: есть причины
    Ужесточить законный сбор!
    Спасибо!" "Не-э-э за что! Я горд!"



    Тут в разговор вступил Медведь,
    Успевший было захрапеть,
    Но спохватился. Молвил сонно:
    "А я?" "Министром обороны -



    Ведь сила у тебя и стать!"
    "Дык... От кого ж оборонять?
    Никто не посягает, вроде...
    Зачем впустую воеводить?"



    "Ты, Миш, не умничай! Беда -
    Коварен враг, как никогда:
    Вот дети - снова на опушке
    Для птиц повесили кормушки,



    Орехов дали глупым белкам...
    И звери начали кумекать,
    Схомячив дармовые крохи,
    Что люди, в общем-то, неплохи!



    К чему все это приведет
    Кто ведает?! Один лишь черт!
    Народ до жрачки дюже падкий,
    Дай слабину - хана порядку!



    Пусти сюда людей ораву -
    Меня на пенсию отправят,
    Мартышку - в цирк, ослу - седло,
    Козла - в сарай... Уж нет, уволь!



    Врагов отыщем, если надо -
    В военной вечной лихорадке
    Зверье сплоченней и глупей.
    Сейчас же собирай ежей



    И зайцев всех, кого поймаешь,
    А также белок, горностаев,
    Другое мелкое зверье
    И посылай громить село.



    А галки, сойки и вороны
    Галденьем агитационным
    Поднимут новостей волну,
    Что люди начали войну,



    Желая лес снести под корень
    И хат кирпичных понастроить!
    Халява - блеф! Народ мы дружный
    И нас кормушками не купишь!"



    "Но ведь в селе собаки, ружья -
    Что против них ежи?!" "Послушай:
    Кого застрелят, загрызут -
    Не страшно: новых в пять минут



    Лесные самки нарожают.
    Зато округа уважает!
    Ну что, ясна тебе задача?"
    "Служу Отечеству!" "Удачи!



    На этом все. Мой спич закончен -
    И так валандались до ночи!
    Идите спать. Теперь у вас
    Расписан будет каждый час -



    Грядут Великие Дела!"
    Мартышка руку подняла:
    "А кто еще пролез в министры?"
    Лесник в ответ: "Известно - крысы!"



    P.S. Читатель скажет: "Очень жаль,
    Что автор упустил мораль..."
    Ну, вкратце так:



    ЗАКОН НЕ ПИСАН,
    КОЛЬ НАВЕРХУ КОЗЛЫ ДА КРЫСЫ!

    myblog 5 дн. назад
  • Павел Карачин создал(а) стихи в дневнике Пчела и муха. Антипр...

     

    Не счесть, друзья, капризов
    У матушки-природы:
    Причудливы эскизы,
    Забавны жизни формы,

    Созданий разномастных
    Одно объединяет:
    По-своему несчастны,
    Им вечно не хватает

    Еды, воды, пространства,
    Тепла, самцов и самок,
    Кругом царит опасность,
    Кругом сплошная драма:

    Однажды майским утром
    На камне перегретом
    Присев, Пчела и Муха
    Затеяли беседу:

    "Приветствую, подруга!
    Давненько не видались!
    Как жизнь? Что в мире?" "Туго!
    Совсем изголодалась...

    Вот раньше время было -
    Полям не видно края -
    Пчела сказала с пылом -
    В нектаре утопали,

    Цветы росли такие...
    Словами не опишешь!
    Огромные, литые -
    Служили пчелам пищей...

    Они теперь, товарка,
    Лишь в памяти остались -
    Последнюю лужайку Асфальтом закатали.

    Бесхлебье жмет на плечи -
    Пыльцы с огнем не сыщешь...
    Тебе, поди, полегче -
    Кругом одно говнище!"

    А Муха: "Эх, голуба!
    Ты оглядись, родная:
    Течет дерьмо по трубам,
    Наверх не попадает!

    Ты по полям тоскуешь?
    Я тоже! Нет, серьезно -
    Совсем исчезли кучи
    Пахучего навоза.

    Да что навоз! Бесчинство
    Творится в этом мире:
    Вчистую упразднили Дощатые сортиры -

    Коттеджи да высотки,
    А в них горшок белесый
    Дерьмо смывает в стоки,
    А я осталась с носом!

    Собак - и тех не стало...
    Теперь, защиты ради,
    Стоят замки из стали -
    Они, увы, не гадят...

    Не свидится в кошмаре:
    Объедки по пакетам!
    Боюсь, таким макаром
    Не протянуть мне лето...

    О чистоплюйства толщу
    Я бьюсь - не дать бы дуба!
    Тебе, Пчела, попроще -
    Есть хоть какие клумбы."

    Вздохнули бедолаги,
    Минуту помолчали:
    У всех свои напряги,
    У всех свои печали -

    Экзамены на стойкость.
    А муха вновь сердито:
    "Да разве дело только
    В помета дефиците?!

    Перетерпели б голод -
    Не хлебом же единым...
    Но ведь любая сволочь Сочтет необходимым,

    Едва меня увидев,
    Шарахнуть мухобойкой!
    За что они в обиде?!
    Что я живу в помойке?!

    За вид свой неопрятный Нас гибнут миллионы...
    Я разве виновата,
    Что родилась зеленой?!

    Единственной причиной
    Резни и душегубства -
    Что нет на мне пчелиной
    Красивой желтой шубы?!"

    "Ты шубе не завидуй!
    Отдам тебе на смену -
    Мы за свою хламиду
    Тройную платим цену!

    О времена, о нравы -
    Спасет одна могила!
    Вас бьют зазря и травят,
    А нас поработили:

    Нас посадили люди
    В фанерный грубый ящик -
    О гордости забудет
    Любой, туда входящий.

    С рассвета до заката
    В погоне за нектаром
    Рой батраков крылатых
    Снует. Да только даром!

    И правдой, и неправдой
    Накопишь в улье меда -
    Финал обычный гадок:
    Упырь рыжебородый

    Приходит с мелкой сеткой
    На красной наглой роже,
    Окурит дымом едким
    Так, что дышать не можем,

    Рой вылетит из улья,
    Унижен и подавлен,
    Ругая участь злую -
    Глядь: меду нет ни капли!

    Ужалить кровососа И защитить обитель?
    Так пчелы-то не осы -
    Для нас укус - погибель.

    И остается охать,
    Кляня судьбу-злодейку...
    Паскудная эпоха!
    Ну ладно, полетели?..."

    Здесь вывод очевиден:
    Для каждой твари божьей
    По-своему обиден Порядок, что заложен

    В Идее Мирозданья,
    Вселенской Мертвой Хватке:
    Пчела, нектар алкая,
    Окажется на свалке,

    Где, как в стогу иголку,
    Цветок найти непросто
    И будет видеть только
    Гнилье и нечистоты,

    А Муха обреченно
    Цветущий палисадник,
    Ища бурды съедобной,
    Годами облетает.

    Беснуются и ропщут
    В негодованья спазме...
    Чего, казалось, проще
    Их поменять местами?

    И стало б всем с лихвою
    И флоры, и фекалий...
    Но из таких условий Нас вечность, как прогнали.
    myblog 11 дн. назад
  • Павел Карачин создал(а) стихи в дневнике Мертвая Зона. Конспи...

     

    На планете Плюк беспокойство:
    Где-то в недрах чуждой системы
    Существа покоряют космос!
    Для решения этой проблемы

    Цвет блестящих умов собрался:
    "Дайте срок - сюда доберутся
    Комья вражеской биомассы,
    Что себя называют "Люди" -

    Неизбежны тогда конфликты,
    Войны, распри меж рас и видов!
    Предлагайте, специалисты,
    Как пришельцев из космоса выдуть?

    Разгромить? Это слишком грубо -
    Вся Галактика нас осудит,
    Дескать, изверги, душегубы,
    Не успеешь моргнуть - цугундер,

    Цих с гвоздями в минуту оформят
    Оборзевшие в хлам гуманисты -
    Милосердие, чтоб его, норма!
    Надо как-то без крови и чисто...

    Предлагайте еще! Щит поставить?
    Слишком дорого и ненадежно -
    На весь космос не хватит ставень...
    Нет! Защита такая ничтожна!

    И один из ученых промолвил:
    "Есть единственно действенный способ -
    Изменить им сознанья основы,
    Чтоб не лезли, куда их не просят.

    Мы как раз на днях завершили
    Разработку ментальной бомбы -
    Пси-удар колоссальной силы,
    Превращающий волю в робость,

    Совесть в алчность, в порок таланты,
    А любую идею в глупость,
    Порождает на свет мутантов,
    Упырей, ходячие трупы.

    Им тогда будет не до полетов -
    Меж собой разобраться не смогут.
    Если нет ошибок в расчетах,
    Лет на триста загоним под ноготь

    Любопытных антагонистов."
    Выход найден! Да неужели?!
    Звездолеты взлетели быстро
    И достигли далекой цели -

    Под покровом бездонной ночи,
    Безмятежный сон не нарушив,
    Груз свой страшный плюканский летчик
    На несчастных людей обрушил.

    Ни огня, ни развалин, ни пыли -
    Лишь слегка содрогнулась планета,
    Вроде все сохранилось, как было,
    Да не так - спящим в каждую клетку

    Проникают рентгены рабства
    И безумием воздух отравлен,
    Каждый из осколков опасных
    Озарился ярким экраном -

    В каждом доме, лачуге, квартире
    Присосался на месте почетном,
    Создавая иллюзию мира
    Для субъектов, на скорбь обреченных.

    А с утра пробудились люди,
    Перемен в себе не заметив,
    Не увидев в зеркале чудищ,
    Состоящих из страхов, сплетен,

    Жажды денег, похабных мыслей,
    Им доселе едва знакомых,
    Без души, без мечты, без смысла
    Побрели по планете-Зоне.

    Вот мутант, что считает жизнью
    Лишь харчи, сношенье и пойло.
    Он, покончив с трудом ненавистным,
    Возвращается в душное стойло,

    Где безмозглая жирная самка
    Споро варит ему пельмени,
    А осколок с экраном в рамке
    Разъясняет полезность лишений.

    Вот красотка с разъеденным мозгом
    Восхищается побрякушкой,
    Что при помощи места срамного
    На ночной добыла пирушке.

    Вот несметные полчища зомби
    На рассвете штурмуют транспорт
    Матерясь, в три погибели сгорбясь,
    Издавая отвратный запах.

    Вот блаженный в толпе крадется,
    Под пальто у него С-4,
    Вот гурьба малолетних уродцев -
    Кто способен их утихомирить?

    Вот поганый упырь в костюме,
    Словно бубен, звенит с трибуны -
    Он от власти ополоумел...
    Средь мутантов он - самый гнусный!

    Вот шагает немая шеренга:
    Губы сжаты и лица угрюмы -
    Ненасытных баталий берсерки.
    Этим в пекло шагнуть - раз плюнуть.

    Невдомек истуканам чугунным,
    Верным слугам свинца и пепла:
    Если чуть, секунду подумать -
    Может быть, и не надо в пекло?!

    За броней указаний, инструкций,
    Что плодят бедой спекулянты
    И другие пути найдутся,
    Средства, способы, варианты.

    Ядовитым, как хлор, ультразвуком
    Растворяется в черепе мякоть -
    Торжествуют жители Плюка:
    Как нельзя удалась атака!

    И немного совсем их осталось -
    Кто сумел сохраниться собою,
    Кто не принял насильственный хаос,
    Не смешался с безумной толпою.

    По сознания бездорожью,
    Попирая любые законы,
    По полям, зараженным ложью
    Бродят сталкеры Мертвой Зоны.

    Шлем надежный из здравого смысла
    Отражает лучи пропаганды,
    Респиратор сарказма с цинизмом
    Пыль покорства фильтрует нещадно,

    Защищают гордыни доспехи
    От укусов коварных мутантов
    И идут по экранам помехи,
    И меняются мира константы.

    Взгляд холодный, характер суровый,
    На плече многостволка культуры -
    И летит бронебойное слово
    Сквозь стальные решетки цензуры:

    Пуще пули слова боятся
    Вурдалаки, зомби, уродцы.
    Веру в сердце лелеют упрямцы,
    Что из Зоны выход найдется,

    Если выбить экраны в осколках
    И все время двигаться прямо...
    Но финалом - печки заслонка,
    А другим - двухметровая яма.

    Ужас в том, что на самом деле
    Люди рады навязанной доле -
    Получили они, что хотели:
    Мир жестокий, безмозглый, безвольный,

    Что соблазнов бесхитростных полон,
    Для мутантов вполне подходящих.
    В остальном - пусть решает осколок
    Да упырь там, в осколке, сидящий!

    Называют разруху порядком,
    Почитают застой за стабильность,
    Жизни цель - собирать артефакты,
    Чтоб в могиле потом пригодились.

    Чем не прелесть: погожим утром
    Натолкать бездонное брюхо
    Да послушать, что голос мудрый Из осколка вещает глухо,

    На работе ни шатко, ни валко
    Тратить день в окружении хамов,
    Трахнуть вечером жирную самку
    И заснуть под журчанье рекламы?

    В глубине человеческой свалки
    Счастлив всякий, чей разум с изъяном.
    Но, настырно упорствуя, сталкер
    Направляется к выходу. Прямо!
    myblog 19 дн. назад
  • Павел Карачин создал(а) стихи в дневнике Таксист. Будни перев...

     

    Пять часов, мелкий дождь моросит,
    Грязь летит - не справляются щетки,
    Сквозь затор проползает такси
    И молчит осуждающе счетчик,

    А диспетчер исходит слюной
    Сквозь динамик... Как дети, ей-Богу!
    Слышу, слышу тебя, не глухой -
    Я ж взлететь не могу над дорогой!

    Не ори, четче адрес диктуй,
    Где заждался клиент малахольный...
    Понял, понял... Сейчас развернусь...
    Тяжела перевозчика доля!

    Вроде вырвался... Вахта, прием!
    Пять минут - и приеду на место...
    Руль крутить - назначенье мое,
    Рейс знаком, досконально известен.

    Я возил и царей, и бродяг,
    Пункт конечный всегда одинаков -
    На отшибе большой особняк,
    Постоянно окутанный мраком,

    Валит дым из кирпичной трубы
    За железным с колючкой забором...
    Нет иной вам, кулемы, судьбы
    И нелепы сомненья и споры:

    Безработный, торгаш, олигарх -
    Всякий, кто человеком зовется,
    Вы - приснившийся Богу кошмар,
    Инфернальная свалка уродцев!

    Жизнь в грехе, как в болоте, любой
    Топит жадно, азартно, помногу
    И к кастрюлям с кипящей смолой
    Каждый грудью проложит дорогу.

    Подгорает фритюр и шкворчит,
    Заразив помещения смрадом,
    И от этого смрада тошнит
    Даже стойких сотрудников Ада!

    Увеличенный отпуск в Раю
    Им положен вдобавок к получке,
    А за вредность наливку дают,
    Чтоб избегнуть ненужной текучки.

    Вот и трудятся в поте лица,
    Исправляя божественный казус -
    Для позорных ошибок Творца
    Путь иной безусловно заказан.

    Я на днях подвозил одного -
    Малый странный и речи с подвохом:
    Он вещал, будто верит в любовь,
    Будто люди не так уж и плохи,

    Уверял, что достойны они
    Бесконечного доброго света,
    Умолял: "Перевозчик, гони!
    Докажу я Всевышнему это!"

    Я поверил безумцу, дурак,
    Что стремился в Святые Чертоги
    И едва не впилился впотьмах
    На четвертой в бетонные блоки.

    Взвился, бедный, визжит: "Как же так?!"
    Я в ответ: "Убедился, любезный?
    Не такой уж Всевышний простак,
    Чтоб к нему кто ни попадя ездил!"

    Мы курили в молчанье пустом,
    Созерцая запрет на красоты...
    И отвез незнакомца потом
    Я к знакомым копченым воротам.

    Между тем все сильнее дождит...
    В нарушение правил полезных,
    Через трассу дуреха бежит...
    Вот куда ты, безмозглая, лезешь?!

    Крик, удар, резкий визг чьих-то шин...
    Мать твою! Вот еще не хватало:
    Ниоткуда возник пассажир!
    Вас без счета, а времени мало!

    Что ты тянешь с обочины ласт
    И меня призываешь напрасно?!
    Отвали! У меня спецзаказ:
    Дом один, что на площади Красной!

    Там такие клиенты живут -
    Опоздаешь - в суды затаскают!
    Неотложка... Сирены ревут...
    Жди, подруга - глядишь, откачают...

    Будь здорова, давай без обид!
    Осторожней! Желаю успеха!
    Что-то сзади противно стучит -
    Надо будет на сервис заехать...

    Подъезжаю - вот церковь, вот ГУМ.
    Быстро, плавно, по высшему классу,
    Страж ворот, молчалив и угрюм,
    Проверяет мой пропуск с опаской...

    На сиденье какая-то кладь...
    Снова старая косу забыла?!
    Надо будет в багажник убрать -
    Лишний раз не пугать пассажира.

    Здравствуй, друже! Ты шишка для них
    Был когда-то - богат и всесилен...
    Две пятерки готовь чаевых,
    Чтоб доехать без шума и пыли!

    Не волнуйся, я знаю маршрут
    И проезд по безналу оплачен.
    Все, приехали - вон уже ждут
    Кочегары с рогами. Удачи!

    Сколько наглых зажравшихся рож
    Превращаются в груду останков...
    Ночь уже, на сегодня хорош -
    Надо ставить такси на стоянку.

    А диспетчер: "На линии кто?
    Вызывает центральная служба!"
    Не узнал? Кто да кто... Хрен в пальто!
    Я - Харон! Что еще тебе нужно?

    Я устал - полужив, полумертв,
    Между прочим, еще не обедал...
    Как? Куда? Снова аэропорт?
    Успокойся! Без паники! Еду!
    myblog 29 дн. назад
  • Павел Карачин создал(а) стихи в дневнике Лабиринт. Лабораторн...

     

    В одном НИИ в наукограде,
    Где правят пыль и формалин,
    Стоял, эксперимента ради,
    Огромный мрачный лабиринт


    Собрал его профессор лысый -
    Наглядный для работы стенд,
    Сновали в лабиринте крысы -
    Хвостатый белый контингент.


    Но ход событий вероломен -
    В НИИ наметился раскол,
    Профессор этот то ли помер,
    То ли на пенсию ушел,


    Эксперимент его прикрыли,
    Неинтересным посчитав,
    Лишь лаборанты крыс кормили
    Да пристально взирал удав,


    В стеклянном кубе обитавший
    Без малого полсотни лет,
    Милейший с виду и тишайший -
    Стерег ревниво свой обед.


    На тварях пробовали бойко
    Лекарства, яды, ГМО -
    Шприцы, таблетки и настойки
    И пасть змеи - апофеоз.


    Летели дни, летели годы -
    Не повернуть движенья вспять,
    Неистребимая порода
    В итоге стала понимать


    Взаимосвязь причин и следствий:
    Что день - то смерть, что час - печаль...
    Составить план дальнейших действий
    Решили крысы сообща:


    "Как мы живем?! Скажите, братья,
    Душою мелкой не кривя!
    Нас если утром не отравят - Так вечером сожрет змея!


    Трястись, броню стены царапать,
    И постоянно ждать беды...
    А, между тем, мы слышим запах
    Волшебный сказочной еды,


    А нам - помои да объедки...
    Признать необходимо факт:
    Пришла пора покинуть клетку!
    Понять осталось только - как..."


    Раздался писк единогласный:
    "На волю! Прочь из этих стен!
    Из заточенья в рай колбасный!"
    Тревожен дух подобных сцен:


    Когда решают торопливо:
    "До основанья, а затем..."
    Особенно необходимы Пути решения проблем!


    Стремясь призвать толпу к порядку,
    Угрозы бунта снизить риск,
    Поднял тогда седую лапку
    Почтенный старый мудрый крыс:


    "Чего рядить? - Живу я долго
    И обошел весь лабиринт,
    Известна к выходу дорога,
    Но знаю я ее один!


    Пусть каждый слышит избиратель:
    Чтоб путь искомый вам найти,
    Меня правителем признайте -
    И нет других альтернатив!"


    Собрали крысы референдум
    И каждый вклад посильный внес
    В надежды нации победу,
    Подняв облезлый голый хвост.


    Избравшись лидером законным,
    Старик немедленно изрек:
    "Идти пешком - большая сложность:
    Я слишком стар, а путь далек.


    Чтоб на маршруте нашем к счастью
    Я ненароком не зачах,
    Нести вам, дорогие братья,
    Меня придется на плечах."


    Народ пригнул покорно спины
    И, не щадя последних сил,
    По темным дебрям лабиринта
    Владыку с песней потащил.


    Сперва тащили - не роптали:
    Пусть тяжело, не привыкать -
    Подводит старческая память
    На спинах их проводника.


    Но, наконец, иссякли силы,
    Остановились на привал:
    "Старик, так где же лаз?!" - спросили -
    "Когда придем?!" Но крыс молчал...


    Взглянув сурово на владыку,
    Народ издал тяжелый вздох:
    "Вот незадача! Погляди-ка:
    Ведь он от старости издох!"


    Оплакав лидера сердечно,
    Исполнив траурный мотив,
    Опять собрали крысы вече:
    Как дальше быть? Куда идти?


    На лапки задние вставая,
    Металлом в голосе звеня,
    Вскричала крыса молодая:
    "Меня в проводники! Меня!!!


    Где выход, я не знаю точно,
    Но острый нюх и верный глаз
    Мне добавляют полномочий
    Среди обычных прочих - вас!"


    Подумав, согласились дружно,
    Чтоб избежать пустой борьбы,
    Затем безропотно и дружно
    Взвалили крысу на горбы.


    Таскали долго, беззаветно,
    Сперва туда, потом сюда,
    Сыта крысиная царевна,
    Толста, довольна и горда...


    Но через время стало ясно:
    "По кругу ходим, господа!
    Ее таскаем мы напрасно!
    Она от нашего труда


    Жиреет только да наглеет,
    Играя словом плутовским!
    Так сбросим же ее скорее
    С измученных народных спин!"


    И видит крыса: принимают
    Опасный оборот дела!
    Страшась расправы гневной стаи,
    Прося прощения, ушла.


    Потом опять голосовали
    Галдящей шумною толпой,
    Другого, третьего таскали,
    Кормили, словно на убой...


    Но не приблизились к свободе:
    Кого народ ни изберет,
    Красиво обещает вроде,
    А в деле - дрянь и пустобрех!


    И, потеряв остатки веры,
    Пятнадцать вожаков сменив -
    Живых предательства примеров,
    С судьбой смирился коллектив,


    Угасла к приключеньям жажда,
    Но вдруг раздались голоса:
    "Из лабиринта должен каждый
    На волю выбираться сам!"


    И оторопь среди народа
    Прошла, как ветер, как волна:
    "Как так?! Свободою свобода,
    А власть, как ни крути, нужна!


    Глупцы несчастные, поймите:
    Тот, кто из общества изъят,
    Ни в поле и ни в лабиринте
    Не воин - верно говорят!


    А, в сущности, не так уж скверно...
    Ну страх, уколы... Ну змея...
    Мы любим Родину безмерно:
    Убогая - зато своя!"


    "Ну, как хотите... Оставайтесь,
    Сидите здесь, а мы пойдем -
    Коварство, глупость, цепь предательств
    В нас воли разожгли костер


    И помогли от грез очнуться!
    Удача улыбнется нам!" -
    Так отвечали вольнодумцы
    И разбрелись по сторонам.


    Увы, не только лишь желаньем
    Осуществляется мечта...
    И свой конец немало тварей
    Нашли в бескрайних тупиках,


    Они погибли, видя пластик
    Стены и потолка стекло,
    Но в поисках упорных счастья
    Отдельным больше повезло:


    Один, бродя по закоулкам,
    Уже отчаявшись вполне,
    Томим тяжелой черной думкой,
    Заметил щель в сплошной стене -


    Видать, тяжелым чем-то люди задели,
    Разошелся шов...
    Забилось сердце в сладком зуде -
    Он первый, кто дыру нашел!


    Другая шла на звук и запах,
    Что четче слышался с угла,
    Потрогав стену нервной лапой,
    Сейчас же крыса поняла,


    Что глас Фортуны ясно слышит:
    Стена тонка, сомнений нет!
    Она себе прогрызла выход
    Из заключения на свет.


    А третий, не мудря лукаво,
    Пошел туда, где ровно в пять
    Доценты дверцу открывали -
    Кормить, колоть, ловить, хватать.


    Там хитрый маленький мерзавец
    Дождался щелканья замков,
    Хватил ученого за палец,
    Шмыгнул под стол и был таков.


    Но свет погас и стихли звуки -
    Закончился рабочий день.
    В пустом святилище науки
    Стояли крысы, обалдев...


    Резон ли с голодухи пухнуть?
    К большой загадочной двери
    С манящим храбрых словом "Кухня"
    С опаской беглецы пришли,


    А в разных емкостях хранится
    Вода, прозрачна, как слеза!
    Да кулинарной мысли дива -
    И хлеб, и сыр, и колбаса!


    Сперва наевшись до отвала,
    Собрали смельчаки совет:
    Своих товарок жалко стало -
    Всех тех, которых с ними нет:


    "Как вспомнишь лабиринт - мурашки!
    И за народ душа болит -
    Они, наверно, ждут, бедняжки,
    Чтоб мы бежать им помогли..."


    Но взял решительное слово
    Тогда один из беглецов:
    "Они тюрьму считают домом,
    Святым пристанищем отцов,


    Людей - за милостных кормильцев,
    Змею - за Божий приговор,
    Сидят сейчас, потупив рыльца,
    В пол лабиринта вперив взор,


    Терпя поганой власти бремя...
    Все уговоры будут зря -
    Они себе за это время
    Избрали нового царя!


    Мы - семя новых поколений:
    Нас пять самцов и самок пять...
    Признаем, други, откровенно -
    Чего еще себе желать?


    Освоим чуждое пространство,
    Родим со временем крысят,
    Которые не знают рабства...
    А эти... Эти пусть сидят!"


    На том совместно порешили
    И разбрелись они опять
    В двойном усиленном режиме
    Людскую кухню изучать...


    Шальное время, словно птица,
    Летит стремительно вперед
    И крысы начали плодиться -
    Теперь они уже народ.


    В границ и рамок неприятье,
    Прошли по норам проходным,
    Где повстречали серых братьев,
    Не слышавших про лабиринт.


    По вечерам в кружок садятся,
    Плетут повествованья нить,
    А крысы серые дивятся
    И ахают: "Не может быть!"


    Конечно, много на свободе
    Накладок, трудностей, забот -
    С живыми рядом горе ходит,
    Опять кому-то не везет -


    Лишь умный избегает ловко
    Того, что жизнь дает сполна:
    Коты-убийцы, мышеловки,
    С водою бочек глубина...


    Один лишь страх, одна опасность,
    Другие меркнут перед ним:
    Ученым на глаза попасться -
    Тогда обратно, в лабиринт


    К своим собратьям бестолковым,
    Что постоянно смерти ждут
    Под гнетом тех, кто лживым словом
    Дает движения маршрут!


    Нет-нет, вдруг кто-то в вольной стае
    Решит, что надо выбрать власть -
    Такие мысли пресекают...


    Но то - уже другой рассказ.

    myblog 47 дн. назад
  • Павел Карачин создал(а) стихи в дневнике Туман 28.03.2018 г....

     

    Памяти всех жертв стабильности и процветания


    Непроглядной безжалостной ночью
    Опустился на Землю туман –
    Рыхловатые рваные клочья
    В кабинете увидел тиран


    Не заметят туман мониторы –
    Невесомый удушливый пар,
    Слышен голос, похожий на шорох
    «С назначеньем тебя, государь!»


    "Кто вы?!" - гневно воскликнул правитель -
    "Что забыли в жилище моем?!
    Где охрана?! Бардак! Уходите!
    На сегодня закончен прием!"


    "Кто мы?" - ласково, тихо, с усмешкой -
    "Не узнал? Мы - твой бывший народ.
    Ты уже и не вспомнишь, конечно,
    Что когда-то пустил нас в расход..."


    "Я пустил?! Быть такого не может!" -
    Царь изрек возмущенно вердикт -
    "Для меня нет сокровищ дороже
    Жизни граждан - любой подтвердит!


    Вы - агенты врага! Бузотеры!
    Опорочить стараетесь власть!
    В доказательство этого вздора
    В состоянии факты назвать?!"


    "Факты?..." - шепот устало промолвил -
    "Место действия и имена,
    Что твое подчеркнут вероломство?
    Не волнуйся - ответим сполна...


    Слушай лютую, страшную правду:
    Пред тобою, владыка, стоят
    Моряки, что долбили кувалдой
    Мертвой лодки стальные борта.


    Мы, на жизнь потерявшие право
    В результате команды твоей,
    На Дубровке вдыхали отраву
    Под прицелом стволов басмачей.


    Что притих, командир бесталанный,
    Спрятал жалко глазенки свои?
    Мы - погибшие дети Беслана,
    Что сатрапы твои не спасли.


    За тобой из сереющей дымки
    Укоризненно зорко следят
    Утонувшие жители Крымска,
    Безымянные "жертвы дождя".


    Пробудившись привычно с рассветом
    С верой в твой неусыпный контроль,
    Летним утром до "Парка Победы"
    Нас на службу катило метро.


    Провиант для голодной системы,
    Воровства, беспредела, вранья
    Мы - солдаты, убитые теми,
    Кто опора тебе и друзья.


    "Заблудившиеся батальоны",
    Что в гробах возвратились домой -
    Нас нельзя называть поименно,
    Чтоб не вызвать пожар мировой.


    Нас сжигали, травили, топили,
    В холодильник тащили в мешках,
    Мы сменили дома на могилы,
    Власть твою, как атланты, держа


    И теперь сосчитаешь едва ли
    (Да кому эта цифра нужна?...)
    Тех, чьи трупы родне выдавали
    Под расписку - печать на устах.


    Натворилось достаточно чуши
    За без малого двадцать годин
    И за все отлетевшие души,
    Государь, ты в ответе один!


    Это ты, жаждой власти влекомый,
    На места посадил упырей,
    Что себя подтирают законом,
    Становясь с каждым часом наглей!


    Без зазрения губят убогих...
    Вам - почет и в валюте счета,
    Нам - теракты, потопы, поджоги,
    Катастрофы, чума, нищета.


    Вам - "Ура!" без конца и без края,
    В ярком свете пустой кутерьмы,
    Нам Булгария, Лошадь Хромая
    И молчанье под страхом тюрьмы.


    Понимаем - Фемида бессильна,
    Не сломить ей царя, как ни жаль,
    Если гибель людей за стабильность
    Преподносит твоя вертикаль...


    Но однажды в богатстве, гордыне,
    Комплименты лопатой гребя,
    Ты умрешь, как и все остальные,
    Что сидели в Кремле до тебя!


    Не помогут ни деньги, ни связи,
    Ни молитвы продажных попов,
    Ни охрана, ни лесть, ни приказы -
    Перед НАМИ предстать будь готов!


    Смерть глуха к императора слову
    И счета от нее не спасут -
    Над тобою свершится суровый,
    Честный, правильный, истинный суд:


    Для тебя и твоих душегубов
    Персональный начистим котел
    И дрова без задержек нарубим...
    Приходи! С нетерпением ждем!"


    Шепот стих и туман растворился,
    На востоке алела заря...
    И подумал владыка: "Приснилось!"
    Кликнул верного секретаря


    И в пылу непонятного гнева
    Чиркнул в новый запрет две строки...
    Облака пролетали по небу,
    Чуть похожие на кулаки...

    myblog 55 дн. назад
  • Павел Карачин обновил(а) стихи в дневнике Континентальный эксп...

     

    Через поля, через степи, тайгу и пустыню,
    Сквозь вечный сон деревень, городов паутину
    Передовых технологий собой являя прогресс,
    Мчится в светлое Завтра континентальный экспресс


    Сердце трепещет от мысли технической дива:
    Даль озаряют прожекторы локомотива,
    В ярких лучах серебрятся, сияют вагоны,
    И ни одной остановки - горит постоянно "зеленый".


    Лоску снаружи под стать и в утробе убранство.
    В первом вагоне, естественно, едет начальство:
    Он оборудован только под вкус машиниста -
    Бога пути - там уютно, красиво и чисто,


    В салоне глухая защита от шума и пыли,
    Температура и влажность все время стабильны,
    Дверью стальной на секретных замках отгорожен,
    Чтобы Отца суетой без нужды не тревожить.


    Следом идет VIP-вагон для друзей машиниста:
    Стены в заморских коврах да декор золотистый,
    Шелк, канделябры, паркет... Чистота и порядок
    И пассажиров в вагоне, наверно, с десяток.


    Вот три вагона попроще - они с персоналом,
    Этих навскидку с три сотни - ни много, ни мало:
    Официанты, врачи, брадобреи артисты и б...и
    Вечно на вахте, комфорта хозяйского ради.


    Хоть и элита, а тоже питаться им надо:
    Вынь да подай отбивных, пирогов, шоколада...
    Чтобы ораву такую снабжать провиантом,
    Следом прицеплен объемистый рефрижератор.


    Тех, что пригрелись, как змеи, в объятиях власти,
    Ясное дело заботит своя безопасность:
    Пять молчаливых и строгих вагонов с охраной
    Служат надежным щитом от бандитов и хамов.


    Ну а за ними плетется с полсотни теплушек,
    Под горловину забитых "народом" послушным,
    Знающим пряник и кнут, хрен последний сглодавшим -
    Этих держать от богемы экспрессовой стоит подальше.


    Здесь, как и спереди, тоже в почете стабильность:
    Окна заляпаны грязью - ни черта не видно,
    Воздух тяжелый, густой, как в запущенном стойле,
    Блохи кусают да гнус трели тянет назойно.


    В мрачных теплушках кипит основная движуха:
    Пляшут, рожают и мрут ото дня, точно мухи,
    Кто околел - тащит сразу куда-то охрана,
    Братья помянут, всплакнут, позабудут - и ладно!


    Жизнь, что на жизнь не похожа, бурлит-пузырится:
    Как муравьям или крысам нет дел до синицы,
    Так и "народ" наплевал на начало состава,
    Но будоражит верхушку сомнений отрава:


    Кротостью кротость, а лишние меры не лишни,
    Какая - кто знает ответ? - в них накатит мыслишка?
    То веселятся, а то вдруг некстати напьются...
    Вдруг пожелают в хозяйский комфорт окунуться?!


    Лакомств изысканных вместо объедков и тюри -
    Вечных щедрот неизменных любой диктатуры,
    Шелк и меха натянуть, сбросив грязные тряпки?
    Что же тогда?! Да известно - finita порядку!


    В целях пресечь на корню возмущения триппер,
    В самом хвосте приютился в решетках "столыпин"
    С верной командой обученных злобных сатрапов,
    Каждый имеет батог, АКМ и собаку.


    Впрочем, сатрапам работы не так уж и много:
    Радостный голос динамики рвет всю дорогу
    О предстоящих, насущных и прошлых победах -
    Рады лишенцы тому, что на поезде едут!


    Чтобы не вздумалось черни взбеситься от скуки,
    Власть приготовила всякие хитрые трюки:
    Труд для труда - результатов никто не считает,
    Гадят одни, а другие дерьмо убирают.


    Трудно принизить занятия этого важность:
    Сунут лохам регулярно цветные бумажки,
    Только набьют работяги бумагой карманы -
    Сразу на сцену выходит все та же охрана


    И изымает бумажки словами и силой,
    Как бы при этом несчастные ни голосили -
    Дескать, все средства отправятся в топку экспресса
    Для поддержания к Счастью движенья процесса.


    Не без эксцессов, конечно... Случается всяко...
    Грязь развезет по окошку осенняя слякоть,
    Брешь размывая в броне. Кто-то в дырочку глянет:
    "Люди! Платформа! Ее мы уже проезжали!"


    В голос блажит и никак не уймется придурок:
    "Точно здесь были! Я помню у урны окурок!
    Что же выходит?! По кругу катаемся, братцы!
    Сколько же можно в разбое властям изгаляться?!"


    Крики такие несносны и бунтом чреваты.
    Тут-то, как раз, и приходят на помощь сатрапы:
    Схватят смутьяна за жабры, по печени метко,
    В хвост отведут и посадят в железную клетку.


    Там, созерцая пейзаж сквозь решетку вагона,
    Страшную тайну поймет инсургент заключенный -
    То, что вначале горячечным видится бредом,
    Галлюцинацией: ПОЕЗД И ВОВСЕ НЕ ЕДЕТ!!!


    Видно отчетливо: рельсов, дождями убитых,
    Сзади всего метров пять проложили для вида,
    Кашлем пыхтит холостым паровая машина,
    Вместо колес у состава стальные пружины,


    Их перестук монотонный записан на пленку,
    Чтоб сохранить ощущенье в Грядущее гонки...
    Вот и причина, что окна замазаны густо,
    А подглядевших немедленно тащат в кутузку!


    Только зачем?! Что за цели у фикции этой?
    Цели ясны - чтобы сытой и модно одетой
    Властной элите Эдем на Земле обеспечить,
    Чтоб день за днем ненасытная наглая нечисть


    Вдоволь икру коньяком дорогим запивала,
    Трахала шлюх и наружу гнала капиталы,
    Что у "народа" отжали, как будто бы в топку,
    Сунув взамен из объедков позорных похлебку.


    "Нужно скорее назад - рассказать об обмане!
    В гневе народ разнесет и замки, и охрану,
    Вырвется грозной волной из постылых теплушек,
    Грязью чумной замаравших и тело, и душу!"


    А посидит-посидит, поглядит на решетки и двери...
    Что рассказать? И кому?... Ведь никто не поверит!
    Кто и услышит - тотчас впопыхах отмахнется:
    "Что, что на месте стоим? Так зато не убьемся!


    Риск минимальный, с экспрессом ничто не случится!
    Вон, у соседей состав под откос завалился,
    Встали на вечный прикол безопасности ради -
    Так нам сказал машинист во вчерашнем докладе.


    Фразу "Движение - жизнь" в череде помутнений
    Брякнул какой-то дурак, ренегат и бездельник!
    Мы же без шпал и колес процветанья достигнем:
    Речи, доклады, теплушки, объедки... СТАБИЛЬНОСТЬ!!!"

    myblog 73 дн. назад
  • Павел Карачин создал(а) стихи в дневнике Континентальный эксп...

     

    Через поля, через степи, тайгу и пустыню,
    Сквозь вечный сон деревень, городов паутину
    Передовых технологий собой являя прогресс,
    Мчится в светлое Завтра континентальный экспресс


    Сердце трепещет от мысли технической дива:
    Даль озаряют прожекторы локомотива,
    В ярких лучах серебрятся, сияют вагоны,
    И ни одной остановки - горит постоянно "зеленый".


    Лоску снаружи под стать и в утробе убранство.
    В первом вагоне, естественно, едет начальство:
    Он оборудован только под вкус машиниста -
    Бога пути - там уютно, красиво и чисто,


    В салоне глухая защита от шума и пыли,
    Температура и влажность все время стабильны,
    Дверью стальной на секретных замках отгорожен,
    Чтобы Отца суетой без нужды не тревожить.


    Следом идет VIP-вагон для друзей машиниста:
    Стены в заморских коврах да декор золотистый,
    Шелк, канделябры, паркет... Чистота и порядок
    И пассажиров в вагоне, наверно, с десяток.


    Вот три вагона попроще - они с персоналом,
    Этих навскидку с три сотни - ни много, ни мало:
    Официанты, врачи, брадобреи артисты и б...и
    Вечно на вахте, комфорта хозяйского ради.


    Хоть и элита, а тоже питаться им надо:
    Вынь да подай отбивных, пирогов, шоколада...
    Чтобы ораву такую снабжать провиантом,
    Следом прицеплен объемистый рефрижератор.


    Тех, что пригрелись, как змеи, в объятиях власти,
    Ясное дело заботит своя безопасность:
    Пять молчаливых и строгих вагонов с охраной
    Служат надежным щитом от бандитов и хамов.


    Ну а за ними плетется с полсотни теплушек,
    Под горловину забитых "народом" послушным,
    Знающим пряник и кнут, хрен последний сглодавшим -
    Этих держать от богемы экспрессовой стоит подальше.


    Здесь, как и спереди, тоже в почете стабильность:
    Окна заляпаны грязью - ни черта не видно,
    Воздух тяжелый, густой, как в запущенном стойле,
    Блохи кусают да гнус трели тянет назойно.


    В мрачных теплушках кипит основная движуха:
    Пляшут, рожают и мрут ото дня, точно мухи,
    Кто околел - тащит сразу куда-то охрана,
    Братья помянут, всплакнут, позабудут - и ладно!


    Жизнь, что на жизнь не похожа, бурлит-пузырится:
    Как муравьям или крысам нет дел до синицы,
    Так и "народ" наплевал на начало состава,
    Но будоражит верхушку сомнений отрава:


    Кротостью кротость, а лишние меры не лишни,
    Какая - кто знает ответ? - в них накатит мыслишка?
    То веселятся, а то вдруг некстати напьются...
    Вдруг пожелают в хозяйский комфорт окунуться?!


    Лакомств изысканных вместо объедков и тюри -
    Вечных щедрот неизменных любой диктатуры,
    Шелк и меха натянуть, сбросив грязные тряпки?
    Что же тогда?! Да известно - finita порядку!


    В целях пресечь на корню возмущения триппер,
    В самом хвосте приютился в решетках "столыпин"
    С верной командой обученных злобных сатрапов,
    Каждый имеет батог, АКМ и собаку.


    Впрочем, сатрапам работы не так уж и много:
    Радостный голос динамики рвет всю дорогу
    О предстоящих, насущных и прошлых победах -
    Рады лишенцы тому, что на поезде едут!


    Чтобы не вздумалось черни взбеситься от скуки,
    Власть приготовила всякие хитрые трюки:
    Труд для труда - результатов никто не считает,
    Гадят одни, а другие дерьмо убирают.


    Трудно принизить занятия этого важность:
    Сунут лохам регулярно цветные бумажки,
    Только набьют работяги бумагой карманы -
    Сразу на сцену выходит все та же охрана


    И изымает бумажки словами и силой,
    Как бы при этом несчастные ни голосили -
    Дескать, все средства отправятся в топку экспресса
    Для поддержания к Счастью движенья процесса.


    Не без эксцессов, конечно... Случается всяко...
    Грязь развезет по окошку осенняя слякоть,
    Брешь размывая в броне. Кто-то в дырочку глянет:
    "Люди! Платформа! Ее мы уже проезжали!"


    В голос блажит и никак не уймется придурок:
    "Точно здесь были! Я помню у урны окурок!
    Что же выходит?! По кругу катаемся, братцы!
    Сколько же можно в разбое властям изгаляться?!"


    Крики такие несносны и бунтом чреваты.
    Тут-то, как раз, и приходят на помощь сатрапы:
    Схватят смутьяна за жабры, по печени метко,
    В хвост отведут и посадят в железную клетку.


    Там, созерцая пейзаж сквозь решетку вагона,
    Страшную тайну поймет инсургент заключенный -
    То, что вначале горячечным видится бредом,
    Галлюцинацией: ПОЕЗД И ВОВСЕ НЕ ЕДЕТ!!!


    Видно отчетливо: рельсов, дождями убитых,
    Сзади всего метров пять проложили для вида,
    Кашлем пыхтит холостым паровая машина,
    Вместо колес у состава стальные пружины,


    Их перестук монотонный записан на пленку,
    Чтоб сохранить ощущенье в Грядущее гонки...
    Вот и причина, что окна замазаны густо,
    А подглядевших немедленно тащат в кутузку!


    Только зачем?! Что за цели у фикции этой?
    Цели ясны - чтобы сытой и модно одетой
    Властной элите Эдем на Земле обеспечить,
    Чтоб день за днем ненасытная наглая нечисть


    Вдоволь икру коньяком дорогим запивала,
    Трахала шлюх и наружу гнала капиталы,
    Что у "народа" отжали, как будто бы в топку,
    Сунув взамен из объедков позорных похлебку.


    "Нужно скорее назад - рассказать об обмане!
    В гневе народ разнесет и замки, и охрану,
    Вырвется грозной волной из постылых теплушек,
    Грязью чумной замаравших и тело, и душу!"


    А посидит-посидит, поглядит на решетки и двери...
    Что рассказать? И кому?... Ведь никто не поверит!
    Кто и услышит - тотчас впопыхах отмахнется:
    "Что, что на месте стоим? Так зато не убьемся!


    Риск минимальный, с экспрессом ничто не случится!
    Вон, у соседей состав под откос завалился,
    Встали на вечный прикол безопасности ради -
    Так нам сказал машинист во вчерашнем докладе.


    Фразу "Движение - жизнь" в череде помутнений
    Брякнул какой-то дурак, ренегат и бездельник!
    Мы же без шпал и колес процветанья достигнем:
    Речи, доклады, теплушки, объедки... СТАБИЛЬНОСТЬ!!!"

    myblog 73 дн. назад
  • Павел Карачин обновил(а) стихи в дневнике В джазе только мертв...

    Племя балаганное

    В массе подавляющей
    Потеряло звание

    Нации читающей,


    Изменились ценности

    Векторы и сущности,
    В тренде современности

    Нация поющая.


    Попирая правила,

    Щелкоперов полчища
    Радостно раззявили

    Рты свои рабочие


    И амбиций демоны

    Души рвут пираньями,
    Каждый ищет ревностно

    Зрителей признания.


    Дума деловитая

    Бередит, негодница:
    "Где толпятся зрители -

    Там деньжата водятся!"


    Подкалымить худо ли?

    Как ни глянь, заманчиво -
    Лучше выть белугою,

    Чем в цеху ишачить-то!


    Портят настроение

    Дивиденты тощие -
    Слишком много "гениев"

    На квадрат жилплощади.


    До успехов жадные

    Молодцы настырные,
    Но, увы, не каждому

    С ходу масть козырная:


    В суете и прессинге

    Хит не получается...
    Не сложилась песенка?

    Нет причин печалиться!


    Эвтерпе лукавая

    Обошла вниманием?
    Пой, дружище, каверы -

    Пипл все прохавает!


    Мониторь с усердием

    Вкусы и пристрастия -
    В джазе только первые!

    Совесть - не препятствие!


    Пробирает оторопь:
    Памятью хранимые
    Песни эти писаны

    Кровью, не чернилами.


    Значимые авторы,
    Контингент талантливый
    Издревле осваивал
    Дурдома и камеры,


    Сох под власти натиском,
    Вечными запретами.
    Бунтовской тематикой,
    Острыми сюжетами


    Жег сердца застывшие
    Кислотой и пламенем...
    Словом брешь пробившие
    В панцире сознания,


    Видевшие Истину
    Дети человечества,
    Жизнь по строчке выплеснув,
    Обручились с Вечностью.


    С беспощадной точностью
    Парки поквитаются:
    Спел про колокольчики -
    И в полет отправился...


    Опыт прочь упадочный -
    Ты-то жив пока еще
    И тебе не надобно

    Ни в окно, ни в Кащенко,


    Оберни страдания

    Яркою оберткою,
    Плебсу в поругание -
    В джазе только мертвые!


    Срама воплощение
    По рукам не связано...
    Отмети сомнения -
    До тебя все сказано,


    Спето и записано -
    Шири нет для творчества,
    Рвать очко бессмысленно -
    Можно поюродствовать!

     

    Искренность задушена
    "Новым пониманием" -
    Плясом и частушками,
    Пошлым бормотанием,


    Лабуха бренчанием,
    В кабаке поющего
    Под галдеж и чавканье
    Слушателя жрущего.


    Текст не в силах выучить -
    Только со шпаргалкою -
    Гопота и выскочки,
    Паразиты жалкие


    Стебом и глумлением,
    Как один, надеются
    На чужом наследии
    До Петра проехаться...


    Бог не фраер, граждане -
    По мирским свершениям
    Он одарит каждого:
    Бездари - забвение,


    Вору, что позарился
    На владенья мертвого,
    Станет вечным адресом
    Ледяное озеро,


    А стихи бессмертные
    Отряхнет от мусора,
    От вонючей мерзости
    Из брехалок шушеры.

     
    От дерьма эстрадного
    Золото очистится,
    Чтобы снова радовать
    Красотой и Истиной!

    myblog 73 дн. назад
  • Павел Карачин создал(а) стихи в дневнике В джазе только мертв...

    Племя балаганное В массе подавляющей
    Потеряло звание Нации читающей,


    Изменились ценности Векторы и сущности,
    В тренде современности Нация поющая.


    Попирая правила, Щелкоперов полчища
    Радостно раззявили Рты свои рабочие


    И амбиций демоны Души рвут пираньями,
    Каждый ищет ревностно Зрителей признания.


    Дума деловитая Бередит, негодница:
    "Где толпятся зрители - Там деньжата водятся!"


    Подкалымить худо ли? Как ни глянь, заманчиво -
    Лучше выть белугою, Чем в цеху ишачить-то!


    Портят настроение Дивиденты тощие -
    Слишком много "гениев" На квадрат жилплощади.


    До успехов жадные Молодцы настырные,
    Но, увы, не каждому С ходу масть козырная:


    В суете и прессинге Хит не получается...
    Не сложилась песенка? Нет причин печалиться!


    Эвтерпе лукавая Обошла вниманием?
    Пой, дружище, каверы - Пипл все прохавает!


    Мониторь с усердием Вкусы и пристрастия -
    В джазе только первые! Совесть - не препятствие!


    Пробирает оторопь:
    Памятью хранимые
    Песни эти писаны Кровью, не чернилами.


    Значимые авторы,
    Контингент талантливый
    Издревле осваивал
    Дурдома и камеры,


    Сох под власти натиском,
    Вечными запретами.
    Бунтовской тематикой,
    Острыми сюжетами


    Жег сердца застывшие
    Кислотой и пламенем...
    Словом брешь пробившие
    В панцире сознания,


    Видевшие Истину
    Дети человечества,
    Жизнь по строчке выплеснув,
    Обручились с Вечностью.


    С беспощадной точностью
    Парки поквитаются:
    Спел про колокольчики -
    И в полет отправился...


    Опыт прочь упадочный -
    Ты-то жив пока еще
    И тебе не надобно Ни в окно, ни в Кащенко,


    Оберни страдания Яркою оберткою,
    Плебсу в поругание -
    В джазе только мертвые!


    Срама воплощение
    По рукам не связано...
    Отмети сомнения -
    До тебя все сказано,


    Спето и записано -
    Шири нет для творчества,
    Рвать очко бессмысленно -
    Можно поюродствовать!

     

    Искренность задушена
    "Новым пониманием" -
    Плясом и частушками,
    Пошлым бормотанием,


    Лабуха бренчанием,
    В кабаке поющего
    Под галдеж и чавканье
    Слушателя жрущего.


    Текст не в силах выучить -
    Только со шпаргалкою -
    Гопота и выскочки,
    Паразиты жалкие


    Стебом и глумлением,
    Как один, надеются
    На чужом наследии
    До Петра проехаться...


    Бог не фраер, граждане -
    По мирским свершениям
    Он одарит каждого:
    Бездари - забвение,


    Вору, что позарился
    На владенья мертвого,
    Станет вечным адресом
    Ледяное озеро,


    А стихи бессмертные
    Отряхнет от мусора,
    От вонючей мерзости
    Из брехалок шушеры.

     
    От дерьма эстрадного
    Золото очистится,
    Чтобы снова радовать
    Красотой и Истиной!

    myblog 73 дн. назад
  • Участником Павел Карачин добавлено новое фото в альбом
    • ДАМЫ И ГОСПОДА! ВНИМАНИЕ!!!<br /><br />Самые честные, бескомпромиссные и беспощадные представители поэтического андеграунда дадут бой гибельному для всего живого времени года!!!
    photos 104 дн. назад
  • Павел Карачин обновил(а) стихи в дневнике Баллада о справедлив...

    Где-то на свете - давно дело было -
    В доме одном жили Падло и Быдло,
    Быдло горбатился в поте лица,
    Падло вовсю жировал, словно царь:


    Будучи хитрым, бессовестным, умным,
    Ничтоже сумняшеся с ходу придумал,
    Будто в тандеме он Быдла главней...
    Тот и поверил - простой дуралей.


    Быдло встает на работу чуть свет -
    Падло глаза продирает в обед,
    Быдло не жрамши ишачит весь день -
    Падло на брюхе лежит, как тюлень,


    Быдло приносит харчи и зарплату -
    Тянется Падло хапливою лапой:
    "Я набросал подходящий бюджет -
    Ты не в обиде и мне не во вред -


    Вот тебе медный замызганный грош,
    Больше не дам - все равно же пропьешь!"
    Быдло в сомнении: "Я ведь не пью..."
    Падло: "Не ной и бери, что дают!


    Мне же видней - ты умишком-то слаб:
    Что не пропьешь, то потратишь на баб,
    Дашь слабину своему животу
    Или враги отберут на тракту!"


    Не возникало у Быдла вопросов
    К Падло - грабителю и кровососу,
    Выйдет, вздохнет и подумает так:
    "Ладно... Он мудрый! А я-то дурак..."


    Стало мерещиться Падло-лентяю,
    Будто его не вполне уважают:
    Стал будто Быдло заносчив и горд,
    В валенках грязных поганит ковер,


    Просит прибавки, бормочет чего-то...
    Нет бы молчать да побольше работать!
    Так, чего доброго, мыслить начнет...
    Только еще не хватало забот!


    Новый закон получил место быть:
    Быдлу в гостиную доступ закрыть,
    Чтобы в сенях кантовался теперь!
    Мигом возникла железная дверь,


    В двери пробито с решеткой окно -
    Дырка для денег... Ну что же - умно!
    Падло решил - это только начало:
    Двери одной для спокойствия мало!


    Быдлу приказ: "Неподвижно сидеть,
    Если во двор я иду по нужде,
    Ну а столкнулся со мной невзначай -
    Спинку пониже, дружок, пригибай!"


    Так и пошло. Год за годом летят:
    Падло доволен, мясист и богат,
    Быдло, бедняга, дошел с голодухи,
    А из друзей - только крысы да мухи,


    Спит на полу, жмых с водою - еда,
    Грязный, усталый... Не жизнь, а беда!
    Нечем бедняге прикрыть наготу -
    Стало совсем уже невмоготу!


    От часу час он шизел постепенно
    И, как-то раз, возвращаясь со смены,
    Вывернул Быдло дырявый карман,
    Выпил на грош самогонки стакан,


    В хату ворвался, как раненый зверь,
    Выбил в горячке железную дверь,
    Сгреб оборзевшего Падло в охапку -
    И на мороз без пальто и без шапки


    Выбросил, словно с соломой мешок
    И по хлебальнику двинул разок,
    Лег на кровать и довольный уснул:
    "Хрен с ним! Назавтра оформлю отгул..."


    Падло к соседям набиться хотел:
    "Быдло бунтует, творит беспредел!"
    Долго ходил от двери до двери,
    Но никому не нужны упыри.


    Солнце с утра осветило дворы -
    Падло исчез. Не видать с той поры,
    Даже следы заровняла метель -
    Может, в сугробе впотьмах околел?...


    Быдло же сразу, едва рассвело,
    Встал и решительно взял помело,
    Тряпку, ведро, растворителя малость -
    Выскоблить все, что от гада осталось.


    И оказалась затея удачной -
    Он обнаружил за шкафом заначку:
    Сейф, что надежно в стене утоплен -
    Падло на нем сколотил миллион!


    Быдло сейчас же подался на рынок,
    Где прикупил себе пару ботинок,
    Брюки, рубашку, жилет и пиджак -
    Преобразился вчерашний дурак,


    После цирюльник трудился над ним,
    Одеколоном обрызгал цветным,
    К зеркалу Быдло: чудесное диво -
    Вовсе не Быдло он! Даже красивый...


    Память вернулась и мысли вразброд:
    Вспомнил, что звался он раньше Народ,
    Только вот Падло ему самолично
    Взял да навесил позорную кличку!


    Нет больше Быдла, прощай погоняло!
    Новая эра сегодня настала!
    С этой поры стал свободным Народ,
    Правила сам для себя издает:


    Имя такое оправдывать нужно -
    Быть образцом изнутри и снаружи:
    Водку не пить, на асфальт не сморкать,
    Сплетничать меньше, побольше читать,

     
    К тем, кто вокруг, повнимательней надо,
    Чтоб не нарваться на нового Падло,
    А появись - так урок не забыть:
    Вымести нечисть, как сор, из избы!

    myblog 113 дн. назад
  • Павел Карачин создал(а) стихи в дневнике Баллада о справедлив...

    Где-то на свете - давно дело было -
    В доме одном жили Падло и Быдло,
    Быдло горбатился в поте лица,
    Падло вовсю жировал, словно царь:


    Будучи хитрым, бессовестным, умным,
    Ничтоже сумняшеся с ходу придумал,
    Будто в тандеме он Быдла главней...
    Тот и поверил - простой дуралей.


    Быдло встает на работу чуть свет -
    Падло глаза продирает в обед,
    Быдло не жрамши ишачит весь день -
    Падло на брюхе лежит, как тюлень,


    Быдло приносит харчи и зарплату -
    Тянется Падло хапливою лапой:
    "Я набросал подходящий бюджет -
    Ты не в обиде и мне не во вред -


    Вот тебе медный замызганный грош,
    Больше не дам - все равно же пропьешь!"
    Быдло в сомнении: "Я же не пью..."
    Падло: "Не ной и бери, что дают!


    Мне же видней - ты умишком-то слаб:
    Что не пропьешь, то потратишь на баб,
    Дашь слабину своему животу
    Или враги отберут на тракту!"


    Не возникало у Быдла вопросов
    К Падло - грабителю и кровососу,
    Выйдет, вздохнет и подумает так:
    "Ладно... Он мудрый! А я-то дурак..."


    Стало мерещиться Падло-лентяю,
    Будто его не вполне уважают:
    Стал будто Быдло заносчив и горд,
    В валенках грязных поганит ковер,


    Просит прибавки, бормочет чего-то...
    Нет бы молчать да побольше работать!
    Так, чего доброго, мыслить начнет...
    Только еще не хватало забот!


    Новый закон получил место быть:
    Быдлу в гостиную доступ закрыть,
    Чтобы в сенях кантовался теперь!
    Мигом возникла железная дверь,


    В двери пробито с решеткой окно -
    Дырка для денег... Ну что же - умно!
    Падло решил - это только начало:
    Двери одной для спокойствия мало!


    Быдлу приказ: "Неподвижно сидеть,
    Если во двор я иду по нужде,
    Ну а столкнулся со мной невзначай -
    Спинку пониже, дружок, пригибай!"


    Так и пошло. Год за годом летят:
    Падло доволен, мясист и богат,
    Быдло, бедняга, дошел с голодухи,
    А из друзей - только крысы да мухи,


    Спит на полу, жмых с водою - еда,
    Грязный, усталый... Не жизнь, а беда!
    Нечем бедняге прикрыть наготу -
    Стало совсем уже невмоготу!


    От часу час он шизел постепенно
    И, как-то раз, возвращаясь со смены,
    Вывернул Быдло дырявый карман,
    Выпил на грош самогонки стакан,


    В хату ворвался, как раненый зверь,
    Выбил в горячке железную дверь,
    Сгреб оборзевшего Падло в охапку -
    И на мороз без пальто и без шапки


    Выбросил, словно с соломой мешок
    И по хлебальнику двинул разок,
    Лег на кровать и довольный уснул:
    "Хрен с ним! Назавтра оформлю отгул..."


    Падло к соседям набиться хотел:
    "Быдло бунтует, творит беспредел!"
    Долго ходил от двери до двери,
    Но никому не нужны упыри.


    Солнце с утра осветило дворы -
    Падло исчез. Не видать с той поры,
    Даже следы заровняла метель -
    Может, в сугробе впотьмах околел?...


    Быдло же сразу, едва рассвело,
    Встал и решительно взял помело,
    Тряпку, ведро, растворителя малость -
    Выскоблить все, что от гада осталось.


    И оказалась затея удачной -
    Он обнаружил за шкафом заначку:
    Сейф, что надежно в стене утоплен -
    Падло на нем сколотил миллион!


    Быдло сейчас же подался на рынок,
    Где прикупил себе пару ботинок,
    Брюки, рубашку, жилет и пиджак -
    Преобразился вчерашний дурак,


    После цирюльник трудился над ним,
    Одеколоном обрызгал цветным,
    К зеркалу Быдло: чудесное диво -
    Вовсе не Быдло он! Даже красивый...


    Память вернулась и мысли вразброд:
    Вспомнил, что звался он раньше Народ,
    Только вот Падло ему самолично
    Взял да навесил позорную кличку!


    Нет больше Быдла, прощай погоняло!
    Новая эра сегодня настала!
    С этой поры стал свободным Народ,
    Правила сам для себя издает:


    Имя такое оправдывать нужно -
    Быть образцом изнутри и снаружи:
    Водку не пить, на асфальт не сморкать,
    Сплетничать меньше, побольше читать,

     
    К тем, кто вокруг, повнимательней надо,
    Чтоб не нарваться на нового Падло,
    А появись - так урок не забыть:
    Вымести нечисть, как сор, из избы!

    myblog 113 дн. назад
  • Павел Карачин обновил(а) стихи в дневнике Сказ об Илье-богатыр...

    Смрадным духом над землею повеяло,
    Злая нечисть повылазила со всех сторон,
    Жрет в три горла и куражится весело,
    А снаружи ветра свист да галдеж ворон,


    Изгаляются в напраслине кикиморы,
    Леший тропы да дороги заплел узлом,
    Стал Горыныч-змей опорой и лидером
    И без спросу взгромоздился на царский трон.


    Сжил со свету он былинных богатырей,
    А дружиною назвал тьму разбойничью
    И становится она с каждым днем наглей,
    Ненасытней с каждым часом, беспокойнее.


    Поперек разбоя слова сказать нельзя -
    Руки в гору, глазки в пол и сопи, молчи...
    Но негаданно проведал о беде Илья
    И, кряхтя, поднялся с теплой родной печи.


    "Ишь, затеяли, вражины, беспредел творить!
    Видно, думают, суда и управы нет...
    Слава Богу, я пока еще не инвалид -
    Живо нечисти любой преломлю хребет!


    Сам не справлюсь - так поддержит меня народ..."
    Нацепил на пояс меч, оседлал коня
    И подался, помолясь, в дальний свой поход
    Истреблять по мере силы с земли сорняк.


    Едет лесом, едет полем сквозь всю страну -
    С каждым шагом на душе у него больней:
    Есть весомые причины у Ильи взгрустнуть,
    Ведь народа, вроде, много, но нет людей...


    Кто лежит, опившись брагой, кто к сохе прирос
    Их одно объединяет: в ледяных глазах
    Сервов, сеющих пшеницу, рожь, ячмень, овес
    Лишь покорность, безнадега, грусть, тоска и страх.


    А на каждой сотне метров сарацин стоит
    При нагайке, сабле острой, а иной - с ружьем,
    Подгоняет, как скотину, бедолаг бандит:
    "Горсть тебе, а остальное, что взрастишь, мое!"


    Вознамерился Илюша сарацинов сечь,

    Но крестьяне заслонили их живой стеной:
    "Убери, кричат, несчастный, ты копье и меч!
    Или истины не знаешь верной, прописной?


    Сарацина не убить - он живуч, как червь:
    Где падет - там сразу четверо с земли встают
    И тогда с овчину небо от встречных мер!
    Что ж... Поборы - их забота, ну а наша - труд!


    Сарацины добрых много сотворили дел,
    Защищая нас от армии лесных волков!"
    И, несолоно хлебавши, на Каурку сел
    Славный витязь, сплюнул желчно и был таков.


    Долго ль, коротко ль скакал - доехал до реки.
    Видит странную картину в голубых волнах,
    Как по тонущей галере мельтешат гребцы,
    Разбирая гвозди, щепу и подобный хлам,


    Что пока еще не полностью залит водой -
    Кто по пояс, кто по шею, кто уже утоп,
    Словно этот скарб убогий заберут с собой,
    Словно каждый справил загодя с карманом гроб.


    Юркой щукой у галеры кружит Водяной,
    Зазевавшихся хватает, волочет на дно.
    И хотел его Илюша поразить стрелой,
    Но раздался дружный вопль гибнущих рабов:


    "Водяного ты не трогай - он уже, как брат:
    При отцах и дедах наших воды бороздил,
    Без него, не ровен час, придет какой пират
    Или хуже - иноземный ящер крокодил!"


    Вот доехал до столицы наш лихой буян,
    Что похожа стала живо на могильный склеп,
    Видит - нищий у ворот простирает длань
    И блажит: "Подай, прохожий, старику на хлеб!"


    Стал сурово вопрошать сбируна молодец,
    Приподняв слегка за шиворот одной рукой:
    "Как же это получается, скажи, отец,
    Что народ за благо принял пытки и разбой?!


    Что кикиморы да Леший нынче стали знать,
    Что поганый Водяной реку сторожит?!"
    И ответил побирушка: "Тебе ль не знать?
    Нам же издревле завещана такая жизнь...


    Испокон веков Горыныч был у нас царем -
    Память, что ли, растерял иль поплыл умом?
    Мы историей гордимся - все идет путем
    В государстве ненаглядном, сильном, развитом!


    Нет сомнений - нами правит превосходный царь
    Хоть, конечно, на обед и пожирает баб,
    Да собрал вокруг себя без счета гнусных харь...
    Прихотливых не понять низам его забав!


    Кто-то скажет, что правитель чересчур суров,
    Но зато дрожат соседи от его мощей -
    Уважают нас за скрип стальных его зубов.
    Лучше так, чем из-за моря явится Кощей!


    Там, гутарят, люди курят одолень-траву
    И от девки мужика там не отличишь,
    Предпочли мужей ученых ведам, колдовству...
    Нет, уволь! Привычней Змею носить харчи!"


    А тем временем к Илюше со всех копыт
    Подбежал рогатый, серый, в шерсти гонец:
    "Государь наш, что сиянием небес умыт,
    Предлагает Вам, любезный, посетить дворец!"


    И вошел Илья с опаскою в Колонный зал:
    "Не напали, не связали... Так чего же ждать?!
    Не проблема! Разберемся - не таких видал!
    Берегись теперь, проклятый мерзкий супостат!"


    В зале трон - искусств изысканных образец,
    А на троне Змей трехглавый смотрит в никуда.
    Ухватился было витязь за кладенец,
    Но Горыныч улыбается во все три рта:


    "Заходи и будь, как дома, дорогой Илья!
    Живо спрячь свою железку - ни к чему она:
    Если б мне мечей бояться - скинут, подсидят,
    Без правителя останется твоя страна!


    Ты чего, чудак, завелся? Я не люб тебе?
    Али силушку в руках некуда девать?
    Где искать намеревался помощи в борьбе?
    Из кого собрать планировал святую рать?


    Пуще смерти перемены дураков страшат -
    Лучше в омут с Водяным, волкодлаку в пасть!
    Водки вечером затарят в погребке ушат -
    Вот и счастье! Вот за это люди любят власть!


    Я годами выжимал из них свободы дух,
    Пьяным медом люд поил, чтоб осоловел...
    Хорошо живет на свете этом Винни Пух -
    Что не жить, когда одни опилки в голове?


    Винни Пухи чтут стабильность экономики,
    О которой им без устали кричат с трибун,
    Им для гордости остались лишь покойники...
    Так кого, сказал, хотел ты совратить на бунт?


    Между тем, простые истины диктует Бог:
    Зачморить чморя не впадлу, а сильнейший прав,
    Ты сегодня, а я завтра... И кому б помог
    Ты, лишив сейчас правительство законных глав?


    Так что ехай-ка, Илюша от греха домой,
    Чернь не стоит баламутить, ради всех Святых!
    Вот, подарки дорогие захвати с собой
    В знак признания Отчизною заслуг твоих!"


    И спускается с крыльца богатырь Илья,
    Во дворе уже телега: злато да меха,
    Сарацины рядом с ней навытяжку стоят...
    Вот и любо! Что же попусту мечом махать?!


    Он взобрался на телегу, шевельнул кнутом,
    И рванул Каурка с места, не щадя подков,
    По дороге, что вела назад в родимый дом
    Мимо сервов, мимо нищих, мимо стариков.

     
    Лишь единожды Илья Каурку осадил -
    Крякнув, выбросил в болото ненужный меч...
    Ну а дома выпил чарку, ставеньки закрыл
    И с ухмылкой вороватой полез на печь.

    myblog 113 дн. назад
расскажите друзьям если Вам понравились мои стихи