Обо мне

Общая информация

Пол
Мужчина
Дата рождения
23/03/1956
Обо мне
Учился, служил, работаю.
Интересы - разнообразные.
Публикации в электронных газетах, альманахах, журналах.
Серебряный лауреат (диплом) в номинации
сказка - по итогам международного
конкурса "Национальная литературная
премия Золотое перо Руси 2014 года.
Номинация на литературные премии "Поэт года", "Наследие", "Русь моя".
пишу стихи с
.

Контактная информация

Город
Бологое
Страна
Российская Федерация

Образование

Учебное заведение
.
Год окончания
.

Друзья-поэты

  • oleg kolobok
  • Сима Валико
  • Снежин Евгений
  • Наседкин Евгений
  • Снежанна Егорко
  • Екатерина Башанова /Ketbash®/
  • Александр Башанов
  • Ольга Фролова
  • Фома Верующий
  • Снежанна Фукс
Виктор Шамонин~Версенев
Виктор Шамонин~Версенев
Зимний вечер тих и светел...

Зимний вечер тих и светел,
Месяц вышел молодой,
Чубчик светло-рыжий свесил,
Глазки кажет с хитрецой.

Звёзды в небе хороводят,
Осыпают светом лес,
Вдоль дорог морозец бродит,
Хрусталём звенит окрест.

Серебрится снег на ёлках,
Серебром укрылся бор,
Ветер старый на задворках,
Вьёт с усердием узор.

Спит река за снежным бором,
Спят под снегом берега.
Снятся им за косог
2 нед. назад
  • Регистрация
  • 22.02.2014 13:19
  • Последний вход
  • 2 нед. назад
  • Просмотры
  • 1,640 просмотров
  • На лугу, у самых гор,

    В доме жил хомяк Егор.

    Целый день в заботах он,

    Время нет ему на сон,

    Моет, штопает, стирает,

    Грусти он совсем не знает,

    Добротой своей слывёт,

    Словом грубым не швырнёт.

    В дом Егор вселил мышат,

    Несказанно был им рад,

    Чик и Пик назвал он их,

    Стал работать, за троих,

    А мышатам трын-трава,

    Все деньки для них – халва,

    Им бы день-деньской плясать,

    Песни петь и сладко спать!

    Как-то осенью Егор,

    Колоски принёс на двор,

    Сунул мышкам их под нос,

    И, чуть слышно, произнёс:

    - Вам бы, словом не сорить,

    Колоски обмолотить,

    А за мной не постоит,

    Я для вас, друзья, открыт.

    Праздник будет просто класс,

    Буду радовать я вас!

    Возмутились, Чик и Пик,

    Вдруг они пустились в крик:

    - Дел у нас, невпроворот,

    Открывать устали рот,

    А ещё сейчас плясать,

    И покушать, и поспать!

    Да хомяк совсем не кис,

    Он не знал совсем каприз:

    - Ну, да ладно, вас просить,

    Свой язык зазря сушить!

    Это дело по плечу,

    Колос сам обмолочу!

    Вам плясать и не потеть,

    Лап до дырок не стереть!

    Время таяло, как снег,

    Не сомкнул хомяк и век.

    Колоски он обмолол,

    Вновь к мышатам подошёл:

    - Вот, в мешке моём зерно,

    В деле быть оно должно,

    А коль вы тут не князья,

    Вам на мельницу б, друзья,

    Будет нам мука в запас

    И на праздник, в самый раз!

    Чик глазёнки опустил,

    Он Егору говорил:

    - Я той мельницы боюсь,

    Лучше сразу утоплюсь!

    Да и дел здесь пруд пруди,

    Песни, танцы впереди!

    Пик от друга не отстал,

    Так Егору он сказал:

    - Лап своих мне очень жаль,

    Не пойду в такую даль!

    Лучше друга поддержу,

    И спою с ним, и спляшу!

    Поглядел хомяк на них,

    Слов не знал Егорка злых:

    - Дело делать мне не в срам,

    Дело сделаю я сам!

    Вам плясать и не потеть,

    Лап до дырок не стереть!

    Возвратился он назад,

    Сообщить им новость рад:

    - Я муку, друзья, принёс,

    Вам держать по ветру;

    Нужно тесто замесить,

    Пирожки начнём лепить!

    Отвернулся тут же Чик:

    - Лап марать я не привык!

    А вот спеть, сплясать пора,

    Есть внутри меня искра!

    Пик недолго размышлял,

    Пред Егором он сиял:

    - Лап я тоже не трудил

    И мозолей не носил,

    А вот Чика поддержу,

    И спою с ним, и спляшу!

    Промолчал хомяк Егор,

    Не вступал он с ними в спор:

    - Ладно, мыши, так и быть,

    Тесто буду сам месить.

    Вам плясать и не потеть,

    Лап до дырок не стереть!

    Дров он тут же наколол,

    Тесто выставил на стол,

    Затопил Егорка печь,

    Стал ножом начинку сечь.

    Вышел скоро тесту срок,

    Пирожков напёк он впрок,

    Их на стол в улыбке нёс,

    Пред столом повесил нос.

    Чик и Пик уж за столом,

    Взгляд мышат горит огнём!

    Он на них взглянул в упор,

    Начал с ними разговор:

    - Я для вас не вижу мест,

    Кто работал, тот и ест!

    Вас прошу немедля встать

    И на двор идти плясать.

    Да и спеть вам в самый раз,

    Я ж поем, друзья, сейчас!

    Приуныли Чик и Пик,

    Выбор был тут невелик,

    Только скрипнула та дверь,

    Но не пелось им теперь,

    Не плясалось, не спалось,

    Слёз в траву пролили горсть!

    Поспешил Его на двор,

    Он не нёс в словах укор:

    - Это, братцы, вам урок,

    Он пойдёт вам только впрок;

    Коль уж вышел делу день,

    Вы не хольте в доме лень,

    А коль вышел выходной,

    То пляши душа и пой!

    Я обиды не держу,

    Вас к столу, друзья, прошу!

     

             Конец


    Автор: Виктор Шамонин-Версенев

    myblog 14 дн. назад
  • Дед поехал на базар,

    Кой-какой купил товар,

    Рыбки свеженькой припас,

    В сани он сложил запас

    И, довольный сам собой,

    Вновь отправился домой.

    Через лес он держит путь,

    Не спешит домой ничуть,

    Небо, знай себе, коптит,

    Самокруткой дед дымит,

    И лошадке нет забот,

    Сани лошадь еле прёт.

    Тут, откуда не возьмись,

    Из кустов лиса явись,

    Носом чутко повела,

    На дорогу прилегла,

    Очи ясные прикрыла,

    Про дыханье позабыла.

    Дед увидел в тот же миг

    Рыжей шубки яркий блик.

    Он лошадку придержал,

    До лисы в огляд бежал,

    Тронул лисоньку ногой,

    Повернул на бок другой.

    Да лиса не кажет хворь,

    Терпеливо сносит боль.

    Дед прошамкал: - Ну, дела,

    Богу душу отдала,

    Дармовой нашёл ломоть,

    Повезло под старость хоть.

    Славны выйдут рукавицы

    С этой рыжей-то лисицы,

    Но, коль выйдет воротник,

    Прячь, старуха, в ларь язык!

    Укрощай свой буйный нрав,

    Ни к чему мне твой устав,

    Ведь такой подарок клад,

    В дом войдут покой и лад!

    Весь в работе на износ,

    До саней лису он нёс,

    Рядом с рыбой положил,

    Мешковиной дар прикрыл.

    В темноте лежит лиса,

    Щурит хитрые глаза.

    Дед спешит уже домой,

    Лошадь гонит пред собой.

    Ей, конечно, невдомёк,

    Почему спешит дедок,

    А лисичка, знай, лежит,

    На рыбёшку ту глядит,

    Нос её истомой взят,

    Глазки лисоньки горят,

    Подхватилась, правда, тут,

    Довершить позорный труд,

    Побросала рыбку в снег,

    Из саней пошла в побег,

    Собрала её без бед,

    Здесь и время на обед.

    Вмиг насытилась лиса

    В чуткий сон ушла она,

    И пока лисичка спит,

    Пулей дед домой летит,

    Заезжает он на двор

    И кричит на весь простор:

    - Эй, жена, выходь к саням,

    Радуй глаз подарком там

    И прошу, пошевелись,

    За дверьми не хоронись!

    Бабка двери на распах,

    На него кричит в сердцах:

    - Языком молоть постой,

    Всё-то ходишь по кривой!

    У тебя он стоит грош,

    Так и треплешь им, что хошь!

    Улыбнулся хитро дед:

    - Не в цене такой ответ!

    Вон, поди, к саням давай,

    С них накидку скидавай,

    Там умишком и раскинь,

    Что к чему сама прикинь!

    Спину я не зря сгибал,

    Весь от боли изнывал!

    Веры нет его словам,

    Бабка двинулась к саням,

    Мешковину ту с саней,

    Вмиг припомнила чертей,

    Кулаком ему грозит,

    Дед в смущении стоит,

    На санях тех рыбий хвост,

    Худоба рыбёшки в рост!

    Бабка гневом  налилась,

    Деда хаять принялась:

    - Ты, я вижу, дед, шутник,

    Оторвать тебе язык!

    Уж в бутылке с утреца,

    Нет преграды для словца,

    Потому-то так звонишь,

    Шутки глупые творишь,

    И тобою знамый стыд,

    Уж давным-давно забыт?!

    Дед на бабку не смотрел,

    Он огнём до пят горел:

    «Накатила же напасть,

    Перед жёнкой так упасть!

    Впрямь, наверно, я дурак,

    Как пацан попал впросак»!

    Дед поведал бабке сказ

    Он покаялся, не раз!

    Бабка гнев погнала прочь:

    - Что теперь слова толочь?!

    Ты давай-ка, дед, уймись,

    За добром тем не тянись,

    Нам терять уж не впервой,

    Бог с ней, рыбой и лисой,

    И воспрянул духом дед,

    Он готов обнять весь свет,

    Начал лошадь распрягать,

    Смехом дворик оглашать.

    А тем временем лиса,

    Приоткрыла уж глаза,

    Рыбку снова стала есть,

    Полнить хрустом спящий лес.

    Тут же волк к ней подкатил,

    Глазки скромно опустил,

    Попрошайничать он смел,

    Действом сим, не тяготел:

    - Ты бы кумушка-сестричка,

    Доброта сама лисичка,

    Угостила б меня рыбкой,

    Ох, и голоден я шибко! 

    Пред лисою волк стоял,

    Взгляд его лису ласкал.

    А лиса ему в ответ:

    - Для тебя, волк, рыбки нет!

    Ты меня хоть захвали,

    Будешь плавать на мели,

    Лучше сделай резво крюк

    И свали отсель, мой друг!

    Волк головушкой качнул,

    Песню волчью затянул.

    Повела лисичка взгляд,

    У лисы такой расклад:

    «Вот избавлюсь от тебя,

    Перепрячу рыбку я»!

    Лик лисичка кажет свой,

    Говорит она с ленцой:

    - Ладно, волк, чего уж там,

    Свой секрет тебе отдам!

    Рыбку сможешь сам ловить,

    Станешь скоро сытно жить! -

    Волк тут уши навострил,

    Глазки дико округлил,

    А лиса себе, знай, врёт,

    Даже глазом не моргнёт. -

    У деревни речка есть,

    Рыбы в ней уже не счесть!

    Прорубь в речке с колесо,

    Сделай дело, волк, одно,

    Опусти в ту прорубь хвост

    И улов твой, не вопрос,

    Но до зорьки не вставай,

    Больше рыбки запасай,

    И живи, не знай забот,

    Наедай себе живот!

    Волк от радости вскочил,

    Когти в наледь запустил:

    - Ой, спасибочки, кума,

    Голод свёл меня с ума!

    Ночки пусть я не посплю,

    Много рыбки наловлю!

    Побегу, лиса, скорей,

    Я до проруби своей!

    Он глазёнками сверкнул,

    Рысью к реченьке рванул.

    А лисе не в тягость бред,

    Говорит ему во след:

    - До чего же глупый волк,

    В голове его рассол!

    Только волку мыслить грех,

    Он настроен на успех,

    Тот секрет теперь раскрыть,

    С сытым брюхом зиму жить.

    Скоро волк на речке был,

    Хвост он в прорубь опустил,

    Пред собою стал глядеть,

    Дробно зубками греметь,

    А морозец тот крепчал,

    К ночи прорубь льдом сковал.

    Волк решился было встать,

    Да не может зад поднять,

    Держит хвост надёжно лёд,

    Встать он волку не даёт.

    Волк от радости сомлел,

    Думкой спешной богател:

    «Видно, рыбы там нарост,

    От него тяжёл мой хвост!

    Только я уж досижу,

    Больше рыбки наужу»!

    Тут и ночке вышел срок,

    Зорька встала на снежок.

    Волк настойчиво сидит,

    Взглядом огненным искрит,

    Да надежды видит след;

    С рыбкой будет он в обед

    И сожрёт её, в присест,

    Вновь придёт на свой насест!

    Вдруг в тиши раздался смех,

    Волк настроил морду  вверх,

    На деревню бросил взгляд,

    Стал он жизни той не рад.

    Бабы к проруби идут,

    Языки беседой трут,

    Вёдра в рученьках с бельём,

    Кое-кто из них с кайлом!

    Ощутил он дикий страх,

    Горечь слов понёс в размах:

    - Нужно лапы поднимать

    И отсель, как конь, бежать!

    В драку глупо просто лезть,

    Нечем рыбку будет есть!

    Изогнулся волк дугой,

    Хвост рванул разок, другой,

    Не поднять ему тот хвост,

    Волк умишком в прорубь врос,

    Понимал, что дело дрянь,

    Разносил тихонько брань.

    Бабы начали кричать,

    Гром и молнии метать,

    Всеми вёдрами греметь,

    На глазах его звереть.

    Тут как тут уж мужики,

    Били волка, чем могли!

    Он от боли занемог,

    Силы все собрал в клубок,

    Взор на прорубь обернул,

    Без хвоста в лесок рванул,

    И пока от них бежал,

    Языком народ чесал,

    И лису словечком грел,

    Слов отборных не жалел!

    До сих пор не понял волк,

    Был ли в той рыбалке толк?

    И теперь пред ним вопрос,

    Где ж ему искать свой хвост?

    Может так случится, вдруг,

    Ты тот хвост отыщешь, друг?

    Волк безмерно будет рад,

    Волчья жизнь пойдёт на лад,

    Ведь смеются неспроста,

    Волку стыдно без хвоста!

     

    Конец


    Автор: Виктор Шамонин-Версенев

    myblog 14 дн. назад
  • Про Фому я в этот раз,

    Начинаю свой рассказ.

    Был Фома по-жизни, прост,

    У Фомы достойный рост,

    Нос c горбинкой и остёр,

    Взгляд открыт и чуть хитёр,

    На глазах - чернявый чуб,

    Губы - просто нитка губ.

    Добрым парнем он прослыл,

    Рано в брак Фома вступил,

    Нажил с жёнкой пятерых,

    Взял ещё детей троих,

    Прямо с улицы их взял

    И ничуть не горевал.

    Только вышел вдруг расклад,

    Был Фома ему не рад,

    Нет работы, хоть кричи,

    По-собачьи хоть рычи!

    Скоро шёл Фома тропой,

    Разговоры вёл с собой,

    Много пройдено дорог,

    Не даёт работы Бог!

    Сел в лесу Фома на пень:

    - Вновь не мой сегодня день!

    Век бы чёрта поминал,

    Если б он работу дал!

    Только высказал он мысль,

    Тенью чёрт пред ним завис:

    - Вижу ты, Фома, грустишь,

    Сам с собою говоришь!

    Я тебе работу дам,

    Мужику без дела срам!

    Разводи огонь скорей,

    Супчик мне готовь сытней,

    На дрова свали дубок,

    Да добротный,не годок,

    И прошу, пошевелись,

    Предо мною не срамись!

    Слов Фома не говорил,

    В лес с верёвкой он убыл,

    Стал обвязывать ей дуб,

    Был на слово очень скуп,

    Стал обвязывать второй,

    Ощущал в душе покой.

    Вдруг он кинул беглый взгляд,

    Стал вязать дубы подряд.

    Прибежал в испуге чёрт,

    На Фому глаза опёр:

    - Что ты делаешь, Фома,

    Не сошёл ли ты с ума?!

    А Фома в улыбке весь:

    - Ты в мои дела не лезь!

    Лес хочу за раз я взять,

    Что по дереву таскать?!

    Славный выйдет, бес, костёр,

    И жаркое, из тетёр,

    А коль есть один супец,

    Скорый ждёт тебя конец!

    Чёрт глазёнки округлил,

    Взглядом он Фому сверлил.

    Дуб столетний вырвал бес,

    Шёл по тропке с ним в присест,

    На дрова его сломал,

    Суп сварил и сам умял.

    Чёрт с Фомою рядом лёг,

    Мысли он собрал в клубок:

    "Ну, работничек, дурак,

    Расшибёт свой лоб, за так,

    Но спины пред мной не гнёт,

    Говорит - во взгляде лёд"!

    Чёрт в смятении уснул,

    Он не раз во сне всплакнул.

    Только зорька над рекой,

    Чёрт стоит уж пред Фомой:

    - Драться я с тобой хочу,

    Это дело оплачу!

    Может, трусишь ты, Фома,

    Ведь прошу, не задарма?!

    Да Фома не дует в ус,

    Не такой уж чёрт и туз:

    - Если ты сказал всерьёз,

    Поддержу я твой запрос!

    Чёрт осину обогнул,

    На себя её пригнул,

    Вмиг у корня надломил,

    Пред Фомой он с ней застыл.

    Тут Фома стоять не стал,

    Он дубину отыскал,

    Крепко сжал её в руке,

    Слов не прятал в кулаке:

    - Нет, так дело не пойдёт,

    Там, где драка, там народ,

    На полянке есть изба,

    В ней сойтись нам, чёрт, судьба!

    Чёрт, не смел идти в отказ:

    - Огребёшь ты там не раз!

    Сам ты подал эту мысль,

    Я нашёл в ней только смысл!

    В избу чёрт осину внёс,

    С ходу он в осину врос,

    И ни встать ему,  ни сесть,

    В ветках чёрт зарылся весь,

    И к двери прохода нет,

    Чёрт готов держать совет!

    Вмиг Фома пред ним возник,

    Не срывался он на крик,

    Бил бесёнка, не жалел,

    Перед ним не костенел!

    Как взмолился скоро чёрт:

    - В дело ты, Фома, упёрт!

    Нужно меру всё же знать,

    Коль убьёшь, деньжат не взять!

    Пожалел его Фома:

    - Я же бил не задарма!

    Если б ты мне не платил,

    Я б тебя, мой друг, не бил!

    Чёрт в испуге том притих:

    "Не дурак Фома, он псих!

    Это я, видать, дурак,

    Дюже он охоч до драк"!

    Бес рукою вытер рот,

    Голос слабый подаёт:

    - Для меня уж не секрет,

    На осине веток нет!

    Рук со мною не труди,

    За водой скорей иди,

    У колодца есть ведро,

    Полни с верхом ты его,

    И спеши, Фома, назад,

    Я водичке буду рад!

    Не спешил Фома, ничуть,

    Двинул он из дома в путь,

    У колодца встал столбом,

    Он в ведро упёрся лбом,

    Не ведро, а чудеса,

    Хоть на полку те глаза,

    Вёдер так на двадцать пять,

    Да Фома не стал скучать.

    Он лопату в руки взял,

    На ладони поплевал,

    Стал вокруг колодца рыть,

    Словом дерзким чёрта крыть.

    Чёрт не выдержал, бежит,

    Зверем раненым рычит:

    - Что ты делаешь, Фома,

    Ты меня лишаешь сна!

    И Фома вдруг стал кричать:

    - Мне ведро в позор таскать!

    Ты водицы много пьёшь,

    Разве всю в ведро возьмёшь?!

    Вот колодец взрою весь,

    В дом внесу его, как есть,

    Пей тогда ты воду, пей,

    Упрекать меня не смей!

    Чёрт совсем оторопел:

    "Вот работник, озверел!

    Он не псих, видать, маньяк,

    Несть колодец, просто так"!

    Чёрт ведро легко поднял,

    Долго жажду утолял,

    Возвратился снова в дом,

    В думке горькой, за столом:

    "Расставаться с ним пора,

    Не дожить мне до утра!

    У меня душа болит,

    Дел таких он натворит"!

    Вызвал в избу чёрт Фому,

    Говорит в сердцах ему:

    - Оплачу тебе я труд,

    Я не скряга и не плут,

    Поработал и домой,

    Встреча ждёт тебя с семьёй!

    Да Фома не знал каприз,

    У Фомы готов сюрприз:

    - Расставаться нам нельзя,

    Уж привык к работе я!

    Тех силёнок, знаешь, в край,

    Только чаще запрягай!

    Подскочил на месте чёрт:

    - Больно ты в делах шустёр!

    Расстаёмся и без слёз,

    Не питай особых грёз!

    Тут Фома улыбку скрыл:

    - Ладно, чёрт, уговорил!

    Дай мне денег столько, друг,

    Чтоб я всех кормил вокруг,

    Только знаешь, хошь не хошь,

    На хребте ты их попрёшь,

    Без обиды, прямиком,

    Покажу тебе свой дом,

    А иначе не уйду,

    Жили мы с тобой в ладу!

    Чёрт мешок с деньгами пёр,

    Он одну мыслишку тёр:

    "Дел с ним больше не меть,

    Сам себя загонишь в клеть!

    Славный вышел мне урок,

    Хорошо, деньжонок впрок"?!

    Деньги чёрт в мешке донёс,

    У крыльца он вытер нос,

    Сбросил с плеч тяжёлый груз,

    Язычок держал в прикус.

    Вдруг в том доме крик и гам,

    Сердце чёрта, пополам:

    - Что за крики, а, Фома,

    Подозрительно, весьма?!

    А Фома ответ даёт:

    - Жёнка делает заход!

    Дети тоже, слышь, кричат,

    Съесть они тебя хотят,

    Тех детишек не стреножь,

    Чёрт, как блюдо, дюж хорош!

    К лесу чёрт бегом рванул,

    В беге все пенёчки пнул,

    А Фома пустился в пляс,

    На мешок взглянул не раз,

    Знает, будет в доме бал,

    Ведь не зря он так пахал.

     

             Конец


    Автор: Виктор Шамонин-Версенев

    myblog 14 дн. назад
  • Жил на свете умный пёс,

    День и ночь он службу нёс,

    Охранял хозяйский дом,

    Скотный двор при доме том,

    И вселял в воришек страх,

    Дрался с ними в пух и прах,

    Их нисколько не жалел,

    Только вдруг он... заболел.

    Стал хозяин очень зол,

    Пса он руганью извёл:

    - Это вовсе не пустяк,

    На хозяйстве пёс - дохляк,

    Можно живность потерять,

    Не резон тебя держать!

    Скоро он решил вопрос,

    В чащу леса пса отвёз,

    Напоследок больно пнул,

    Путь он к дому  повернул.

    Только пёс не знал каприз,

    В боли пёс совсем завис,

    Никаких не ждал чудес,

    Окроплял слезой он лес.

    Серый волк уж тут как тут,

    Прибыл он на самосуд:

    - Ты не ждал такого дня,

    Помнишь, как гонял меня?!

    Сам попался, наконец,

    Чёрных душ лихой ловец.

    Видно, в службе был ты плох,

    На себе ловил лишь блох!

    За тобою, пёс, должок,

    Съем тебя сейчас, дружок!

    Отвечал спокойно пёс:

    - Говоришь ты, волк, всерьёз,

    Это вовсе не секрет,

    Съешь меня ты, мясоед!

    Только знаешь, не спеши,

    Словом лишним не греши,

    Худобу такую съесть,

    Мне окажешь только честь!

    Откорми меня чуток,

    Чтоб я лапы хоть волок,

    А потом на радость ешь,

    Свой желудок мною тешь!

    Волк задумчиво присел,

    Скоро мыслью волк владел,

    Стал он вдруг безмерно рад,

    Псу творил такой расклад:

    - Ладно, пёс, тому и быть,

    Отложу я суд вершить!

    Ты уж, правда, больно худ,

    Околеешь, от сих блюд,

    Самому себе помочь,

    Тут слова мне не толочь!

    Я к хозяину во двор,

    На дворе том блюд - набор!

    Волк не сдерживал уж бег,

    Волк на двор свершил набег,

    Псу гуся он притащил,

    Не потратил волк и сил.

    Приступил к обедне пёс,

    Хруст костей в лесу понёс.

    Волк с тоской на пса смотрел,

    Он гуся глазами ел.

    Поздно ночью волк уснул,

    Утром волк на пса взглянул:

    - Вижу, ожил ты чуток,

    Приподнять вон морду смог.

    Видно, пробил часик твой,

    Рассчитаюсь я с тобой!

    Пёс не прятал светлых глаз,

    Пёс в словечках не увяз:

    - Что ты, волк, совсем ослеп,

    Я в разок всего окреп?!

    Ты, смотрю, напрягся весь,

    Принеси ещё поесть!

    Призадумался тут волк,

    Уловил он в просьбе толк:

    - Самому себе помочь,

    Мне словечек не толочь!

    Я к хозяину, во двор,

    На дворе том блюд - набор!

    Возвратился волк без сил,

    Псу под нос свинью сгрузил,

    Не сомкнул он пенных уст,

    Волк бубнил себе под ус:

    - Вот, принёс тебе кусок,

    Запасай скорей жирок!

    Он мне будет в самый раз,

    Сил моих иссяк запас!

    Я уж тоже есть хочу,

    Еле лапы волочу!

    Пёс к обедне приступил,

    Вдруг он силу ощутил,

    От болезни нет следа,

    Воля вновь его тверда.

    Волк слюну глотал опять,

    Волк ту дрожь не мог унять:

    «Лишь бы пёс жирком оброс,

    В табаке мой будет нос,

    А пока пойду в лесок,

    Подремлю я там часок»!

    Волк направил лапы в лес,

    Чрез минуту в нём исчез.

    Думку пёс свою носил:

    «Я бы так ещё пожил!

    Посему, ещё болеть,

    Головы  поднять, не сметь»!

    Пёс не стал минуты ждать

    Громко начал он стонать.

    Волк на стон явился вмиг,

    Потерял он волчий лик:

    - Вижу, дело-то, пошло,

    Вон тебя, как разнесло,

    Если я ошибся, пёс,

    Извиниться, не вопрос!

    Голод, пёс, меня достал,

    Я уж видеть плохо стал!

    Пёс и стонет, и кряхтит,

    Он чуть слышно говорит:

    - Ты, наверно, впрямь ослеп,

    Я ещё, волк, не окреп,

    И кусок мясца бы съел,

    И тебя бы не объел,

    Отправляйся лучше в путь,

    Принеси чего-нибудь!

    Волк мыслишек не таил,

    Тут же он сообразил:

    - Самому себе помочь,

    Мне слова, пёс, не толочь!

    Я к хозяину во двор,

    На дворе том блюд - набор!

    Притащился волк назад,

    Пёс барашку тоже рад!

    Жалкий волк стоял пред псом,

    В землю он опёрся лбом:

    - Поправляйся, пёс, скорей,

    Стал мешком я из костей,

    Это выше моих сил,

    Чтоб голодным я ходил!

    Под сосну он быстро лёг,

    Сон про уток видеть смог,

    В спешке ел он уток тех,

    Истеричный сыпал смех.

    Волк проснулся мокрый весь,

    Он решил свершить ту  месть:

    «Ох, насытюсь я тобой,

    Ублажу желудок свой!

    Ты на вид совсем не плох

    И стоишь, на четырёх,

    Нужно будет попотеть,

    Съесть тебя за раз суметь»!

    Волк головушкой качнул,

    Лапы вдруг он подогнул,

    Щёлкнул челюстью разок,

    Тут же волк на землю лёг.

    Пёс горой над ним завис,

    Голос пса струился вниз:

    - Дурень ты по-праву, волк,

    Силу всю свою извёл!

    Сохнешь, братец, на глазах,

    Всей задумке твоей крах!

    Ел бы сам, что мне носил,

    Пёс худой дороже был?!

    Вот теперь ботвой лежи,

    По траве хвостом шурши,

    И меня винить не смей,

    Сам себя теперь жалей!

    Волк на пса с тоской взглянул,

    В мыслях волк своих тонул:

    "Прав, однако, этот пёс,

    Он утёр мне лихо нос,

    Нужно должное отдать,

    Псу ума не занимать!

    Ну, а я и впрямь, глупец,

    Мыслей глупых тех творец"!

    Пёс продолжил говорить,

    Волка он не стал винить:

    - Ты давай, волк, не зевай,

    Вон, барашка доедай!

    Для меня, волк, не секрет,

    Сил в тебе уж вовсе нет!

    Ну, а мне пора идти,

    Нам с тобой не по пути!

    Тропкой шёл с улыбкой пёс,

    Думку он про волка нёс:

    «Ох, какой же глупый волк,

    В голове его рассол!

    Как ни глянь со всех сторон,

    Поумнеет вряд ли он»!

     

    Конец

     

    Конец

    Автор: Виктор Шамонин-Версенев


    myblog 14 дн. назад
  • Дед поехал на базар,

    Кой-какой купил товар,

    Рыбки свеженькой припас,

    В сани он сложил запас

    И, довольный сам собой,

    Вновь отправился домой.

    Через лес он держит путь,

    Не спешит домой ничуть,

    Небо, знай себе, коптит,

    Самокруткой дед дымит,

    И лошадке нет забот,

    Сани лошадь еле прёт.

    Тут, откуда не возьмись,

    Из кустов лиса явись,

    Носом чутко повела,

    На дорогу прилегла,

    Очи ясные прикрыла,

    Про дыханье позабыла.

    Дед увидел в тот же миг

    Рыжей шубки яркий блик.

    Он лошадку придержал,

    До лисы в огляд бежал,

    Тронул лисоньку ногой,

    Повернул на бок другой.

    Да лиса не кажет хворь,

    Терпеливо сносит боль.

    Дед прошамкал: - Ну, дела,

    Богу душу отдала,

    Дармовой нашёл ломоть,

    Повезло под старость хоть.

    Славны выйдут рукавицы

    С этой рыжей-то лисицы,

    Но, коль выйдет воротник,

    Прячь, старуха, в ларь язык!

    Укрощай свой буйный нрав,

    Ни к чему мне твой устав,

    Ведь такой подарок клад,

    В дом войдут покой и лад!

    Весь в работе на износ,

    До саней лису он нёс,

    Рядом с рыбой положил,

    Мешковиной дар прикрыл.

    В темноте лежит лиса,

    Щурит хитрые глаза.

    Дед спешит уже домой,

    Лошадь гонит пред собой.

    Ей, конечно, невдомёк,

    Почему спешит дедок,

    А лисичка, знай, лежит,

    На рыбёшку ту глядит,

    Нос её истомой взят,

    Глазки лисоньки горят,

    Подхватилась, правда, тут,

    Довершить позорный труд,

    Побросала рыбку в снег,

    Из саней пошла в побег,

    Собрала её без бед,

    Здесь и время на обед.

    Вмиг насытилась лиса

    В чуткий сон ушла она,

    И пока лисичка спит,

    Пулей дед домой летит,

    Заезжает он на двор

    И кричит на весь простор:

    - Эй, жена, выходь к саням,

    Радуй глаз подарком там

    И прошу, пошевелись,

    За дверьми не хоронись!

    Бабка двери на распах,

    На него кричит в сердцах:

    - Языком молоть постой,

    Всё-то ходишь по кривой!

    У тебя он стоит грош,

    Так и треплешь им, что хошь!

    Улыбнулся хитро дед:

    - Не в цене такой ответ!

    Вон, поди, к саням давай,

    С них накидку скидавай,

    Там умишком и раскинь,

    Что к чему сама прикинь!

    Спину я не зря сгибал,

    Весь от боли изнывал!

    Веры нет его словам,

    Бабка двинулась к саням,

    Мешковину ту с саней,

    Вмиг припомнила чертей,

    Кулаком ему грозит,

    Дед в смущении стоит,

    На санях тех рыбий хвост,

    Худоба рыбёшки в рост!

    Бабка гневом  налилась,

    Деда хаять принялась:

    - Ты, я вижу, дед, шутник,

    Оторвать тебе язык!

    Уж в бутылке с утреца,

    Нет преграды для словца,

    Потому-то так звонишь,

    Шутки глупые творишь,

    И тобою знамый стыд,

    Уж давным-давно забыт?!

    Дед на бабку не смотрел,

    Он огнём до пят горел:

    «Накатила же напасть,

    Перед жёнкой так упасть!

    Впрямь, наверно, я дурак,

    Как пацан попал впросак»!

    Дед поведал бабке сказ

    Он покаялся, не раз!

    Бабка гнев погнала прочь:

    - Что теперь слова толочь?!

    Ты давай-ка, дед, уймись,

    За добром тем не тянись,

    Нам терять уж не впервой,

    Бог с ней, рыбой и лисой,

    И воспрянул духом дед,

    Он готов обнять весь свет,

    Начал лошадь распрягать,

    Смехом дворик оглашать.

    А тем временем лиса,

    Приоткрыла уж глаза,

    Рыбку снова стала есть,

    Полнить хрустом спящий лес.

    Тут же волк к ней подкатил,

    Глазки скромно опустил,

    Попрошайничать он смел,

    Действом сим, не тяготел:

    - Ты бы кумушка-сестричка,

    Доброта сама лисичка,

    Угостила б меня рыбкой,

    Ох, и голоден я шибко! 

    Пред лисою волк стоял,

    Взгляд его лису ласкал.

    А лиса ему в ответ:

    - Для тебя, волк, рыбки нет!

    Ты меня хоть захвали,

    Будешь плавать на мели,

    Лучше сделай резво крюк

    И свали отсель, мой друг!

    Волк головушкой качнул,

    Песню волчью затянул.

    Повела лисичка взгляд,

    У лисы такой расклад:

    «Вот избавлюсь от тебя,

    Перепрячу рыбку я»!

    Лик лисичка кажет свой,

    Говорит она с ленцой:

    - Ладно, волк, чего уж там,

    Свой секрет тебе отдам!

    Рыбку сможешь сам ловить,

    Станешь скоро сытно жить! -

    Волк тут уши навострил,

    Глазки дико округлил,

    А лиса себе, знай, врёт,

    Даже глазом не моргнёт. -

    У деревни речка есть,

    Рыбы в ней уже не счесть!

    Прорубь в речке с колесо,

    Сделай дело, волк, одно,

    Опусти в ту прорубь хвост

    И улов твой, не вопрос,

    Но до зорьки не вставай,

    Больше рыбки запасай,

    И живи, не знай забот,

    Наедай себе живот!

    Волк от радости вскочил,

    Когти в наледь запустил:

    - Ой, спасибочки, кума,

    Голод свёл меня с ума!

    Ночки пусть я не посплю,

    Много рыбки наловлю!

    Побегу, лиса, скорей,

    Я до проруби своей!

    Он глазёнками сверкнул,

    Рысью к реченьке рванул.

    А лисе не в тягость бред,

    Говорит ему во след:

    - До чего же глупый волк,

    В голове его рассол!

    Только волку мыслить грех,

    Он настроен на успех,

    Тот секрет теперь раскрыть,

    С сытым брюхом зиму жить.

    Скоро волк на речке был,

    Хвост он в прорубь опустил,

    Пред собою стал глядеть,

    Дробно зубками греметь,

    А морозец тот крепчал,

    К ночи прорубь льдом сковал.

    Волк решился было встать,

    Да не может зад поднять,

    Держит хвост надёжно лёд,

    Встать он волку не даёт.

    Волк от радости сомлел,

    Думкой спешной богател:

    «Видно, рыбы там нарост,

    От него тяжёл мой хвост!

    Только я уж досижу,

    Больше рыбки наужу»!

    Тут и ночке вышел срок,

    Зорька встала на снежок.

    Волк настойчиво сидит,

    Взглядом огненным искрит,

    Да надежды видит след;

    С рыбкой будет он в обед

    И сожрёт её, в присест,

    Вновь придёт на свой насест!

    Вдруг в тиши раздался смех,

    Волк настроил морду  вверх,

    На деревню бросил взгляд,

    Стал он жизни той не рад.

    Бабы к проруби идут,

    Языки беседой трут,

    Вёдра в рученьках с бельём,

    Кое-кто из них с кайлом!

    Ощутил он дикий страх,

    Горечь слов понёс в размах:

    - Нужно лапы поднимать

    И отсель, как конь, бежать!

    В драку глупо просто лезть,

    Нечем рыбку будет есть!

    Изогнулся волк дугой,

    Хвост рванул разок, другой,

    Не поднять ему тот хвост,

    Волк умишком в прорубь врос,

    Понимал, что дело дрянь,

    Разносил тихонько брань.

    Бабы начали кричать,

    Гром и молнии метать,

    Всеми вёдрами греметь,

    На глазах его звереть.

    Тут как тут уж мужики,

    Били волка, чем могли!

    Он от боли занемог,

    Силы все собрал в клубок,

    Взор на прорубь обернул,

    Без хвоста в лесок рванул,

    И пока от них бежал,

    Языком народ чесал,

    И лису словечком грел,

    Слов отборных не жалел!

    До сих пор не понял волк,

    Был ли в той рыбалке толк?

    И теперь пред ним вопрос,

    Где ж ему искать свой хвост?

    Может так случится, вдруг,

    Ты тот хвост отыщешь, друг?

    Волк безмерно будет рад,

    Волчья жизнь пойдёт на лад,

    Ведь смеются неспроста,

    Волку стыдно без хвоста!

     

    Конец


    Автор: Виктор Шамонин-Версенев

    myblog 14 дн. назад
  • Служба каждого солдата,

    На смекалку ту богата.

    Как-то летом, в час ночной,

    Встал солдатик на постой.

    Он и голоден и квёл,

    Он с тоской глядит на стол.

    Только стол тот чист и пуст,

    Над столом тот свет не густ,

    А старушка перед ним,

    Не парит, как херувим,

    Перед ним она, как дуб,

    Взгляд её совсем не люб,

    Бровки хмурит и сопит,

    Жадность в бабушке не спит.

    Да солдату дела нет,

    До её проблем и бед:

    - Я, бабулька, есть хочу,

    Хоть ворону проглочу!

    Только вижу, хнычь не хнычь,

    От тебя не жди кулич!

    Врать старушке в самый раз,

    Врёт старушка без прикрас:

    - Я бедна, солдатик, знай,

    Вышел в год неурожай!

    Тут, в углах, не пискнет мышь,

    В сундуках тех дремлет шиш!

    Наш солдат не знал каприз,

    Пред старушкой он не кис:

    - Вижу сам, что ты бедна,

    Бедность тут во всём видна

    Но, коль есть в углу топор,

    Ни к чему нам разговор.

    Кашу, мать, из топора,

    Сварим в часик-полтора!

    Удивилась бабка, страсть,

    Только бабке кур не красть:

    "Вижу, ты солдатик хват,

    Но простецкий ты солдат!

    Угоститься я не прочь,

    Сладкой будет эта ночь"!

    Был солдат на дело скор,

    В чугунок вложил топор,

    Вмиг залил его водой

    И на печь, в огонь живой.

    Улыбался он и цвёл,

    Сеть солдат старушке плёл:

    - Будет кашка славна, мать,

    Слов мне в яму не кидать!

    Вот прошёл какой-то час,

    У солдата вспыхнул глаз.

    Взял солдат на пробу вар:

    - Ох, какой у нас навар!

    Всыпать бы крупы чуток,

    Не закрыть бы мне роток.

    Ел бы кашу, не бледнел,

    На глазах твоих жирел!

    Бабка ходом и в сундук,

    Не впервой трудить ей рук,

    Принесла той гречи в край,

    Только делом управляй!

    Похвалил её солдат:

    - Нам крупы, мать, в аккурат!

    Будет, чем заполнить брешь,

    Только радуйся и ешь!

    Полчаса прошли, что миг,

    У солдата время пик:

    - Что за прелесть кашка, мать,

    Запах кружит, не унять,

    А коль вышло каши впрок,

    Нам бы маслица шматок

    И в ту кашу, в самый жар,

    Это будет Божий дар!

    Уловила бабка спрос,

    Ей решён в момент вопрос.

    Чугунок солдат на стол,

    Речь он скромную повёл:

    - Нам бы ложки, хлеб и соль,

    Пальцы тут уж не мусоль,

    Открывай пошире рот,

    Ложку чёрт не отберёт!

    Бабка к полке и назад,

    Ложку в руку взял солдат,

    Посмотрел на соль и хлеб,

    Духом вмиг солдат окреп:

    - Вынимать топор не сметь,

    Каши вкус уйдёт, заметь,

    А топорик чудный, мать,

    Грех тебе его терять!

    Бабке радость и не скрыть,

    Ей придётся с нею жить:

    "Чудный, правда, мой топор,

    Просто радует он взор!

    Стану я его беречь,

    От соседей тех стеречь"!

    Ложки знали цепкость рук,

    Долго шёл по дому звук,

    А потом забрёл к ним сон,

    Был цветным и крепким он.

    Утром ранним встал солдат,

    Он старушку видеть рад:

    - Врать мне, бабка, не с руки,

    Будут дни твои легки!

    Есть топор, и есть дрова,

    Руки есть и голова,

    Есть крупа и масло есть,

    Будет, с чем за стол присесть,

    А коль в доме хлеб да соль,

    Голод в доме ты не холь.

    Бабке он поклон отдал,

    Путь с улыбкой он верстал,

    А старушка вмиг в надзор,

    Не дай Бог упрут топор,

    Да и думка та при ней,

    Не созвать ли в дом гостей?

     

                Конец

    Автор: Виктор Шамонин-Версенев

     

    myblog 14 дн. назад
  • Прожила лиса без бед,

    Не один десяток лет,

    Никогда не дула в ус,

    Ощущала жизни вкус.

    Тут явилась старость к ней,

    Хоть рекою слёзы лей,

    Силы в лапах никакой,

    Ей не в радость свет дневной.

    Рассуждать лиса взялась:

    - В лужу мне нельзя упасть!

    У медведя есть изба,

    В ней пожить моя судьба!

    Слов лисичке не толочь,

    Мысль легко с собой волочь,

    Заявилась к Мишке в дом,

    Бьёт лиса пред ним челом:

    - Милый Мишенька, мой свет,

    Жизнь моя теряет цвет.

    Стала старой я совсем,

    Много сплю и мало ем.

    Дай в избе ты мне пожить,

    Мне себя не прокормить!

    Пожалел её медведь:

    - Мне грешно тут не хотеть.

    Время то не за горой,

    Старость та придёт за мной.

    Полезай, лиса, на печь,

    Силы сможешь там беречь,

    А с едой проблем не знать,

    Будешь жить, не горевать!

    Радость ей не скрыть ничуть,

    Ей спины теперь не гнуть,

    И лиса пошла в обход,

    Там, в сенях, уж лапы трёт.

    Взгляд лисы огнём горит,

    Мёд она в кадушке зрит:

    "Ах ты, Миша-Михаил,

    Жизнь мою ты подсластил!

    Силы я в себе найду,

    Ночью в сени я приду"!

    Вот на двор ступила ночь,

    А лисе уже невмочь,

    Стук да стук она хвостом,

    Глазки кажет с огоньком.

    Мишка задал ей вопрос,

    Взглядом он к лисе прирос:

    - Что ты, лисонька, не спишь,

    Целый час хвостом стучишь?!

    Да лисе не тратить слов,

    У неё ответ готов:

    - Там, в сенях, мышей полно,

    Выгнать их пора давно!

    Всё пищат они, пищат,

    Сон мой чуткий теребят!

    Отвечает Мишка ей:

    - Так гони их из сеней!

    И лиса с печурки, прыг,

    В сени ходом, напрямик,

    Мёда в бочке в самый край,

    Только лапой управляй!

    Съела лисонька вершок,

    Вновь на печке греет бок.

    Мишка  глазки приоткрыл,

    Словом Мишка не грешил:

    - Мыши вроде б не пищат,

    Будешь спать, лиса, в услад!

    В небесах лиса кружит,

    Языком едва шуршит:

    - Прогнала мышей я всех,

    Им теперь не до потех.

    Спи, Мишутка, без тревог,

    Для мышей есть в поле стог!

    Скоро день явился в дом,

    В срок и ночка чередом.

    Вновь хвостом лисичка бьёт,

    Глаз от Мишки не ведёт.

    Мишка гнев не проявлял,

    Он лисе вопрос задал:

    - Что ты, лисонька, не спишь,

    Два часа хвостом стучишь?

    Да лисе не тратить слов,

    У неё ответ готов:

    - Мыши те опять в сенях,

    Потеряли, видно, страх!

    Всё пищат они, пищат,

    Сон мой чуткий теребят!

    Отвечает Мишка ей:

    - Так гони их из сеней!

    И лиса с печурки, прыг,

    В сени ходом, напрямик,

    Ест она пригоршней мёд,

    В бочку с мёдом нос суёт,

    Как наелась, вновь на печь,

    В мыслях ей теперь не течь.

    Мишка чуткость проявил,

    Он ей время уделил:

    - Мыши вроде б не пищат,

    Будешь спать, лиса, в услад!

    У лисы один ответ:

    - Да, мышей в сенях уж нет!

    Спи, Мишутка, без тревог,

    Для мышей есть в поле стог!

    Месяц вышел за плетень,

    В избу входит новый день.

    Мишка утром встал с зарёй,

    Накрывал он стол с душой,

    На столе том самовар,

    Пирогов пахучий жар,

    А коль мёда есть запас,

    К чаю мёд им в самый раз!

    В сени Мишка завернул,

    Век над бочкой не сомкнул:

    - Эко диво, мёд пропал,

    У меня он год стоял!

    Возвратился Мишка в дом,

    А лиса уж за столом!

    Почесал он нервно нос,

    Учинил лисичке спрос:

    - Там, в сенях, стоял медок,

    И куда ж он деться мог?!

    В удивлении лиса,

    Лапой трёт она глаза:

    - Это мыши съели мёд,

    Знаю их мышиный род!

    Мишка в думку ту полез:

    - Тут, лисичка, тёмный лес!

    Мыши мёду не едят,

    Он для них смертельный яд!

    Да лисе стыда не знать,

    Не судьба ей горевать:

    - Нет цены таким словам,

    Может, съел медок ты сам?!

    Возмутился Мишка, жуть:

    - Можешь ты, лиса, куснуть!

    А лиса и говорит:

    - Ум, твой, Мишенька, чудит!

    А медок мы твой найдём,

    На полянку, друг, пойдём.

    Там, на солнце, полежим,

    Наш вопрос и разрешим,

    Коль на солнце греть живот,

    Вмиг наружу выйдет мёд,

    И посмотрим, кто же прав,

    Без размолвок и расправ!

    Вот прошёл какой-то час,

    Не сомкнёт лисичка глаз,

    Мишка очень крепко спит,

    Сны прекрасные глядит.

    Тут лисичка ходом в дом

    И назад бежит, с медком,

    Наскребла по дну чуток,

    Пригодился ей медок.

    Мишке мажет им живот,

    Вся в той радости цветёт.

    Мишка кажет сонный лик,

    Вдруг он слышит дикий крик:

    - У тебя живот в меду,

    Я тебя, мой друг, пойму!

    Ведь на то ты и медведь,

    Как тут мёду не хотеть?!

    А меня винить не смей,

    Нет в лесу лисы честней!

    Ночью Мишенька не спит,

    Он под нос себе бубнит:

    - Мыши мёду не едят,

    Он для них смертельный яд,

    Но и я медок не ел,

    Кто ж кадушку мёду съел?!

    И опять твердит своё:

    - Но не ел я, ё-моё!

    Да лисичка крепко спит,

    Тем хвостом уж не стучит,

    А в сенях мышиный бал,

    Спать лисе он не мешал.

     

    Конец

    Автор: Виктор Шамонин-Версенев

     

     

     

    myblog 14 дн. назад
  • Жил зайчонок и дрожал,

    Жизни он другой не знал,

    То ли шорох, то ли стук,

    У зайчонка вмиг испуг.

    Вдруг однажды, в ранний час,

    В мыслях он своих увяз:

    "Надоело мне так жить,

    Не хочу я зайцем быть!

    Срочно нужно кем-то стать,

    Чтобы больше не дрожать"!

    Припустил зайчонок в лес,

    В нём найти свой интерес.

    По тропинке он идёт,

    Песен звонких не поёт,

    Каждый куст для зайца враг,

    Каждый звук ему не в шаг.

    Тут бельчонок с ветки, прыг,

    Перед зайцем он возник.

    Почесал бельчонок нос,

    Задал зайчику вопрос:

    - И куда ж ты так спешишь,

    Во все стороны глядишь?!

    Зайчик слов не растерял,

    Так бельчонку он сказал:

    - Быть бельчонком я хочу,

    В дом твой с ходу заскочу!

    Страха мне тогда не знать,

    Буду жить, не горевать!

    А бельчонок не хитрит,

    Он зайчонку говорит:

    - Полезай, дружок, в дупло,

    В нём уютно и тепло!

    Зайчик прыгнул на сосну,

    Не запрыгнуть в дом ему,

    Высоко уж очень дом,

    Но стоит он на своём!

    Зайчик прыгал целый час,

    У сосны упал пять раз.

    Скоро зайчик рот раскрыл,

    Он бельчонку говорил:

    - Не хочу бельчонком быть,

    Лапы можно повредить.

    Да и прыгать каждый день,

    Будет мне, бельчонок, лень!

    Побегу я дальше, друг,

    Может, кем-то стану, вдруг?!

    Развернулся он и в путь,

    Зайцу некогда вздремнуть.

    Скоро вышел к речке он,

    Был приятно удивлён,

    Утка плавает в воде,

    Вся в заботах о еде.

    Слов зайчонок не искал,

    Утке просто он сказал:

    - Я хотел бы уткой стать,

    Научи меня летать!

    Дело, знаешь ли, пустяк,

    Будет мне не страшен враг!

    Утке думать недосуг:

    - Научу летать, мой друг!

    Мы к реке с тобой пойдём,

    Там урок наш и начнём!

    Зайчик двинулся вперёд,

    У реки прервал он ход,

    А за ним и утка вслед,

    Не хранить ей свой секрет:

    - Лапы, зайчик, ты расправь

    И в прыжке простор буравь,

    Дружно лапами махай,

    Землю потом поливай!

    Заяц лапы не жалел,

    Он наукой овладел,

    И с обрыва с ходу, прыг,

    Счастлив был зайчонок миг.

    Он об воду громко, шлёп,

    Потирает зайчик лоб:

    - Быть я уткой не хочу,

    Сам себе я жизнь перчу!

    Дома ждут меня морковь,

    И капуста, и любовь!

    Зайчик ринулся домой,

    Лап не чует под собой.

    В полдень зайчик за столом,

    Ушки зайчика огнём.

    Он отцу про страх сказал,

    Папа-заяц не молчал:

    - Ты, мой мальчик, не горюй,

    На судьбу свою не плюй!

    Знай, не важно, сын, кем быть,

    Важно, сын, каким прослыть!

    Зайчик понял папин сказ,

    Зайчик в страхе уж не вяз.

    Побежал он на лужок,

    Ждал там зайчика дружок.

    Там играл он, звонко пел,

    Страх его в кустах сидел.

     

    Конец

    myblog 14 дн. назад
  • Зимний вечер тих и светел,

    Месяц вышел молодой,

    Чубчик светло-рыжий свесил,

    Глазки кажет с хитрецой.

     

    Звёзды в небе хороводят,

    Осыпают светом лес,

    Вдоль дорог морозец бродит,

    Хрусталём звенит окрест.

     

    Серебрится снег  на ёлках,

    Серебром укрылся бор,

    Ветер старый на задворках,

    Вьёт с усердием узор.

     

    Спит река за снежным бором,

    Спят под снегом берега.

    Снятся им за косогором,

    Лета красного луга.


    Автор: Виктор Шамонин-Версенев

    myblog 14 дн. назад
  • Рано утром встанет зорька,

    Краски бросит на луга,

    Разольётся по пригоркам,

    Заискрятся облака,

    Расцветит лесные  дали,

    Перекаты  и ручьи,

    Погуляет в  краснотале,

    В серебре речной струи.

    Заиграют цветом росы

    У заветного ручья,

    Разольются по откосам,

    Трели чудо-соловья,

    По траве и рощам  нега,

    Благолепие  и цвет,

    Зорька с радостью у брега,

    Встретит заспанный рассвет.

    Автор: Виктор Шамонин-Версенев


    Автор: Виктор Шамонин-Версенев

    myblog 63 дн. назад
  • Деревенька за рекою,

    Нет в оконцах светлячка.

    Ночка тёмная к покою,

    Оседлала облака.

     

    Речка плачет в перекатах,

    Песню грустную поёт,

    На брегах крутых покатых,

    Ветер травушку жуёт.

     

    Спят дубравы молодые,

    Одинокий мрачный бор.

    Звёзды вышли золотые,

    Озарили косогор.

     

    Даль бледна и молчалива,

    Запах песенных лугов.

    Утро спряталось стыдливо,

    У далёких островов.

    Автор: Виктор Шамонин-Версенев

    myblog 117 дн. назад
  • Деревенька за рекою,

    Нет в оконцах светлячка.

    Ночка тёмная к покою,

    Оседлала облака.

     

    Речка плачет в перекатах,

    Песню грустную поёт,

    На брегах крутых покатых,

    Ветер травушку жуёт.

     

    Спят дубравы молодые,

    Одинокий мрачный бор.

    Звёзды вышли золотые,

    Озарили косогор.

     

    Даль бледна и молчалива,

    Запах песенных лугов.

    Утро спряталось стыдливо,

    У далёких островов.

    Автор: Виктор Шамонин-Версенев

    myblog 117 дн. назад
  • Шла ворона через бор,

    Никого не зрит в упор,

    Под сосной вдруг видит сыр,

    Глазки трёт она до дыр.

    Ей ту радость не сдержать,

    Сыр ворона тут же, хвать,

    Села вмиг она на сук,

    Водит глазками вокруг.

    Тут как тут уж воробей,

    Пролетел он перед ней.

    Крошку держит в клюве он,

    Не считает тех ворон.

    Да ворона не молчит,

    Вслед ему она кричит:

    - Эй, воробушек, постой,

    Ты от счастья сам не свой,

    Не своё, дружок, ты взял,

    Мне о крошке не сказал!

    Воробью забот не знать,

    Воробью не отвечать,

    Продолжает скорый путь,

    Шеи он не хочет гнуть.

    Гнев ворону одолел,

    Гнев вороной овладел:

    - Ах, негодник, воробей,

    Нужно быть и мне шустрей,

    Крошку хлеба скоро съест,

    Спать он ляжет под  навес!

    Ей уже не усидеть,

    Ей уж надобно лететь,

    Камнем сыр летит под куст,

    Ей не скрыть в полёте чувств:

    - Догоню тебя, дружок,

    Мне та крошка будет впрок,

    Не насытишься ты ей,

    Бестолковый воробей!

    Долог был её полёт,

    В толк ворона не возьмёт,

    Воробья в помине нет,

    Воробья не виден след.

    Вот летит она назад,

    По кустам бросает взгляд,

    Села вновь она сук,

    Не сокрыть ей горьких мук,

    Нет уж сыра под сосной,

    У вороны взгляд чумной:

    - Ночь голодною мне быть,

    Сыр, конечно, не забыть,

    Да и крошку помнить ночь,

    Как теперь самой помочь?!

    Тут к сосне пришла лиса,

    Щурит хитрые глаза:

    - Сыр твой, лисонька, исчез,

    Да о том не скажет лес!

    Захотелось крошки вдруг,

    Жадность, знаешь ли, не друг!

    Быть тебе голодной ночь,

    Ну, а я поспать не прочь!

    И пошла лиса гулять,

    Ей сейчас ли горевать.

    Да ворона не уснуть,

    У неё мыслишек жуть:

    - Больно льстива та лиса,

    Вся от радости цвела!

    Сыр желудка ей не жжёт,

    Песен только не поёт!

    Ей вдруг сыра стало жаль,

    Вдруг её взяла печаль,

    Крик раздался на весь лес,

    В ней проснулся тут же бес.

    До сих пор она кричит,

    Под сосну с тоской глядит.

     

    Конец

    Автор: Виктор Шамонин-Версенев

    myblog 117 дн. назад
  • Ели, сосенки, осинки,

    Белолицая  река,

    Спят рядками по низинке

    Белоснежные стога.

     

    Спят речушки и полянки,

    Спит морозец  озорной.

    Месяц бродит по делянке,

    В час холодный и ночной.

     

    Тишина забылась в дрёме,

    Деревенька крепко спит

    Ветерок в трубе при доме,

    Громко стонет и ворчит.

     

    Ярко звёздочки сияют,

    Освещают высь небес,  

    Ночь в узоры снег свивает,

    Их кладёт она на лес.


    Автор: Виктор Шамонин-Версенев

    myblog 167 дн. назад
  • Я иду по жёлтым травам,

    Бледнолицый  и  с ленцой,

    Осень прячет по дубравам,

    Безделушки под листвой,

    От души смеюсь и плачу,

    Мне  и горе не беда.

    По жнивью зайчонок скачет,

    Сыплет с небушка вода,

    Отдыхаю  на пенёчке,

    И смотрю  на небосвод,

    На мохнатой серой кочке,

    Восседает в дрёме крот.

    Ой, лужочки и полянки,

    Серо-жёлтая печаль,

    Стынь подступит спозаранку,

    Обрядит простор в хрусталь.


    Автор: Виктор Шамонин-Версенев

    myblog 219 дн. назад
  • За берёзовою далью,

    Желтолицые луга,

    Наполняются печалью,

    Стылой речки берега.

     

    Пахнет прелью и грибами,

    По низинам стелет сырь,

    У деревни, за стогами,

    Притулился монастырь.

     

    Купол церкви на горушке,

    Манит светом и теплом,

    У болотины лягушки,

    Хороводят под дождём.

     

    Вянут рощицы и травы,

    Одинокий жёлтый  куст…

    Золотая грусть державы,

    Золотая моя Русь.


    Автор: Виктор Шамонн-Версенев

    myblog 219 дн. назад
расскажите друзьям если Вам понравились мои стихи